Нарушение прав собственника земельного участка: судебная практика

Аналитика Публикации

Руководствуясь статьей 7 ЗК РФ, суды признают использование земельного участка нецелевым в случае использования участка не в соответствии с его принадлежностью к той или иной категории земель.

Следует заметить, что зачастую суды оперируют термином “нецелевое использование земельного участка” также в случае использования участка не в соответствии с установленным для него видом разрешенного использования (ВРИ).

Следствием этого, в частности, может быть требование о сносе самовольных построек.

Рассмотрим несколько примеров квалификации судами действий ответчика в связи с заявленными истцом доводами о нецелевом использовании земельного участка.

Верховный суд РФ поддержал выводы судов нижестоящих инстанций, признавших действия ответчика нецелевым использованием земельного участка и обязавших снести возведенные на данном участке постройки[1].

Суд установил, что ответчик, являющийся собственником земельного участка, относящегося к категории земель – земли сельскохозяйственного назначения (сельскохозяйственные угодья), возвел на его территории ангары. По словам ответчика, данные строения предназначались для хранения сельскохозяйственной продукции. Вместе с тем прокурор, обратившийся с исковыми требованиями о сносе данных строений, представил суду доказательства использования ангаров для хранения самолетов. В результате суд поддержал доводы прокурора о нецелевом использовании ответчиком земельного участка и обязал снести указанные строения.

Представляет интерес позиция судов о том, что нецелевое использование здания (его части), расположенного на земельном участке, не является признаком нецелевого использования земельного участка[2]. Такая позиция представляется небесспорной, поскольку фактически хозяйственная деятельность лица на земельном участке определяется именно тем, как используются размещенные на нем объекты, а нецелевое использование объектов недвижимости напрямую связано с нецелевым использованием земельного участка.

Так, например, Арбитражным судом Московского округа было установлено, что собственник земельного участка, которому присвоен ВРИ – эксплуатация складского комплекса, использует находящиеся на нем складские помещения для размещения офисов[3]. Суд, однако, не согласился с доводами Управления Росреестра о том, что данный факт свидетельствует о нецелевом использовании земельного участка. Напротив, суд указал, что использование помещений в нежилом здании относится к вопросу использования объекта недвижимости, а не земельного участка.

Аналогичный подход применен судом Центрального округа по делу № А08-72/2017, который установил, что одно из помещений нежилого здания производственного назначения, расположенного на земельном участке, имеющем ВРИ – для размещения и эксплуатации производственных зданий и сооружений, используется в торговой деятельности.

Вместе с тем в другом деле суд признал незаконными действия ответчика по возведению и эксплуатации торгового павильона на земельном участке, имеющем ВРИ – для обслуживания здания клуба. Суд отклонил доводы ответчика о том, что торговый павильон используется им для обслуживания клуба и, следовательно, его возведение на земельном участке не свидетельствует о нецелевом использовании такого участка[4].

Остановимся также на судебном деле № 31-АД17-5, рассмотренном Верховным судом РФ 12 мая 2017 года.

В указанном деле собственник земельного участка, относящегося к категории земель населенных пунктов и имеющего ВРИ – для эксплуатации гаражного бокса, разместил на кровле гаражного бокса опору станции сети сотовой радиотелефонной связи с соответствующим оборудованием. Таким образом, по мнению Управления Росреестра, собственник использовал земельный участок не по целевому назначению. Суд не согласился с данной позицией, указав следующее.

В классификаторе видов разрешенного использования земельных участков[5] (Классификатор) установлено, что содержание ВРИ допускает без отдельного указания в Классификаторе размещение и эксплуатацию линейного объекта (кроме железных дорог общего пользования и автомобильных дорог общего пользования федерального и регионального значения), размещение защитных сооружений (насаждений), объектов мелиорации, антенно-мачтовых сооружений, информационных и геодезических знаков, если федеральным законом не установлено иное.

Основываясь на указанном положении Классификатора и разъяснениях Минэкономразвития РФ, приведенных в письме от 18.03.2016 № Д23и-1239, суд пришел к выводу о том, что размещение антенно-мачтовых сооружений допускается на земельных участках с любым ВРИ (в том числе на земельных участках, в ВРИ которых специально не оговорено размещение объектов связи) без дополнительного кадастрового учета изменений в части разрешенного использования земельного участка.

В дополнение к случаям нецелевого использования земельного участка следует отметить, что использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления, указанной, например, в договоре аренды, может стать основанием для расторжения данного договора, а также применения договорной ответственности, если таковая предусмотрена[6]. В частности, за несоблюдение цели предоставления земельного участка может быть взыскана неустойка или арендная плата, рассчитанная с учетом повышающего коэффициента.

При этом факт использования земельного участка в соответствии с целевым назначением (то есть отсутствие нарушений, связанных с использованием земельного участка не в соответствии с категорией земель и ВРИ) не исключает гражданско-правовую ответственность арендатора за использование земельного участка не в соответствии с целью его предоставления и право арендатора требовать расторжения договора.

Так, например, Арбитражным судом города Москвы было удовлетворено требование арендатора о расторжении договора аренды земельного участка, предоставленного для целей эксплуатации здания кафе, после того, как данное кафе было снесено арендатором[7]. Суд указал, что снос здания кафе следует квалифицировать на основании статьи 451 ГК РФ как существенное изменение обстоятельств, предоставляющее арендодателю земельного участка право на досрочное расторжение договора аренды.

Суды удовлетворяют требования о расторжении договора аренды при схожих обстоятельствах, применяя также нормы статьи 450, пункта 1 статьи 619 ГК РФ о существенном нарушении условий договора как основание для его расторжения.

Вместе с тем не только факт нецелевого использования земельного участка может стать основанием для привлечения к ответственности, но и неиспользование земельного участка в случаях, предусмотренных частями 2, 2.1 и 3 КоАП РФ.

Читайте также:
Насколько законна сделка и чем я рискую при оформлении ООО на меня?

Рассмотрим отдельные вопросы наступления ответственности за нецелевое использование земельных участков более детально.

1. Привлечение к административной ответственности

Административная ответственность за нецелевое использование земельных участков установлена ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ, при этом под действие данной статьи подпадает использование участка как не в соответствии с целевым назначением с учетом его категории, так и с нарушением ВРИ.

Согласно статистике, опубликованной Росреестром (уполномоченным на рассмотрение данной категории дел), по состоянию на 01.01.2016[8] за использование земельных участков не по целевому назначению было привлечено к ответственности 5 861 лицо, общая сумма наложенных штрафов составила более 200 млн руб., при этом было устранено менее половины выявленных нарушений – всего 2 625.

Санкцией за совершение правонарушения по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ является штраф. С марта 2015 года размер штрафов был существенно увеличен, а также был установлен новый механизм расчета штрафа: в размере, кратном в процентном выражении кадастровой стоимости участка. Так, теперь на организацию может быть наложен штраф в размере от 1,5 до 2% кадастровой стоимости участка, но не менее 100 тыс. руб. (ранее ответственность организаций ограничивалась 50 тыс. руб.)

Следует отметить, что на квалификацию действий по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ не влияет нецелевое использование лицом только части, а не всего земельного участка[9].

Спорный вопрос связан с подведомственностью дел об обжаловании привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ. Так, многие арбитражные суды, руководствуясь разъяснениями ВС РФ[10], указывают, что данное нарушение относится к нарушениям в сфере природопользования, не связано с предпринимательской деятельностью и не может рассматриваться в арбитражном суде[11].

Напротив, в иных случаях вышестоящие суды указывают на незаконность прекращения производства по делу арбитражным судом, поскольку привлечение к ответственности по ч. 1 ст. 8.8 КоАП РФ напрямую затрагивает экономические (предпринимательские) интересы лица и не может обжаловаться в судах общей юрисдикции[12].

2. Обязание привести земельный участок в пригодное для использования (исходное) состояние

Устранение нарушений целевого использования земельного участка в натуре является распространенным способом защиты прав на земельный участок и охраны земельного участка как природного объекта.

Требование о приведении участка в исходное состояние может быть связано с обязанностью освободить его от незаконно размещенных некапитальных объектов, например торговых палаток, а также самовольно возведенных объектов недвижимости[13]. Приведение земельных участков в пригодное для использования состояние осуществляется самими нарушителями или за их счет (п. 2 ст. 62 и п. 3 ст. 76 ЗК РФ).

При рассмотрении требований о приведении земельного участка в исходное состояние суды также обязывают нарушителя обеспечить рекультивацию участка и восстановить почвенный слой, нарушенный в результате его нецелевого использования. В первую очередь такие требования заявляются в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения[14].

При этом суд может обязать лицо, уже осуществившее рекультивацию поврежденного земельного участка, возместить вред еще и в денежной форме. Такое “двойное” взыскание применимо, если суд установит, что восстановление состояния земельного участка возможно лишь частично, в том числе в силу наличия невосполнимых экологических потерь, в связи с чем в полном объеме вред должен возмещаться не только в натуре, но и в денежной форме[15].

3. Взыскание убытков, причиненных нецелевым использованием земельного участка

Зачастую нецелевое использование земельного участка приводит к причинению вреда участку как природному объекту. На настоящий момент сформирована обширная судебная практика по возмещению вреда, причиненного земельным участкам[16]. При этом положения земельного и гражданского законодательства применяются судами в тесной увязке с нормами природоохранного законодательства[17].

Причинение вреда земельному участку может быть связано, например, с неправомерным использованием участка для складирования мусора, строительных материалов, замощением части участка, размещением объектов недвижимого имущества[18]. Вопрос оценки размера и возмещения вреда особенно остро стоит в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Для взыскания убытков с нарушителя необходимо доказать наличие вреда, его размер и причинно-следственную связь между действиями лица и причиненным вредом. При этом размер вреда определяется в соответствии с утвержденными таксами и методиками, например Методикой исчисления размера вреда, причиненного почвам как объекту охраны окружающей среды[19].

Помимо возмещения вреда, причиненного нецелевым использованием, с нарушителя могут быть взысканы иные убытки, например расходы собственника земельного участка на снос (демонтаж) объектов, возведенных не в соответствии с разрешенным использованием участка, а также недополученная прибыль правообладателя участка, в связи с невозможностью его использования.

4. Прекращение прав арендаторов, землепользователей на земельный участок, в том числе изъятие земельного участка у собственника

Основаниями для принудительного прекращения ограниченных прав на землю (в частности, права постоянного (бессрочного) пользования) и прав аренды, безвозмездного пользования участком являются использование земельного участка не по целевому назначению, а также использование участка, приводящее к порче земель, невыполнение правообладателем обязанности по рекультивации и восстановлению состояния участка. Отметим, что, исходя из буквального толкования соответствующих положений ЗК РФ (статьи 45–47), использование участка не в соответствии с его разрешенным использованием в число таких оснований не входит.

При этом, исходя из сложившейся практики, во многие договоры аренды земельных участков включается условие о праве арендодателя в одностороннем внесудебном порядке отказаться от исполнения договора при нарушении арендатором как разрешенного использования, так и цели предоставления участка в аренду.

Читайте также:
ПФР Волгоградская область, Ольховский район, с. Ольховка, Почтовая ул., 25: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

Статья 285 ГК РФ, в свою очередь, предусматривает, что земельный участок может быть изъят у собственника, если его использование осуществляется с нарушением требований законодательства, в частности не в соответствии с целевым назначением. В судебной практике существуют единичные и исключительные случаи применения данной нормы, что позволяет оценить данный инструмент как декларативный и фактически не работающий.

Вместе с тем в судебной практике существуют примеры судебного изъятия земельных участков у собственника по специальным основаниям, установленным для земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Согласно ст. 6 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ “Об обороте земель сельскохозяйственного назначения” земельный участок может быть изъят у собственника в судебном порядке, если его использование приводит к существенному снижению плодородия земель[20], а также в случае неиспользования в течение трех и более лет подряд участка для ведения сельского хозяйства, если ранее в рамках земельного надзора были выявлены нарушения в его использовании.

Отметим, что абсолютное большинство изъятий земельных участков связано именно с неиспользованием участков для сельскохозяйственного производства[21].

Однако в целом институт изъятия земельных участков в связи с нецелевым использованием, в отличие от механизма прекращения права аренды, в правоприменительной практике не развит. Скорее всего, причина кроется в опасении судов идти на такую крайнюю меру, как прекращение права собственности нарушителя.

5. Иные виды ответственности и негативные последствия нецелевого использования земельных участков

Статьями 74 и 75 ЗК РФ предусмотрены также уголовная (ст. 254 “Порча земель”) и дисциплинарная (применяемая к работникам и должностным лицам) виды ответственности, которые могут применяться при нецелевом использовании земельных участков.

Не стоит забывать, что размещение здания, сооружения на земельном участке не в соответствии с его разрешенным использованием свидетельствует о самовольности постройки, подлежащей сносу по решению суда (п. 1 ст. 222 ГК РФ).

Среди иных последствий нецелевого использования упомянем также повышение ставки земельного налога в отношении земельных участков сельскохозяйственного назначения, не используемых для сельскохозяйственного производства (п. 1 ст. 394 НК РФ).

Таким образом, нецелевое использование земельных участков чревато существенными негативными последствиями как материального, так и неимущественного характера, что необходимо учитывать текущим землепользователям и лицам, приобретающим права на земельные участки.

[1] Определение ВС РФ от 02.08.2016 № 35-КГПР16-12.

[2] См., например, постановление ВС РФ от 20.02.2015 по делу № А41-20594/14.

[3] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 11.07.2017 по делу № А40-151922/2016.

[4] Постановление ВС РФ от 24.03.2016 № 31-АД16-3.

[5] Утвержден приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 01.09.2014 № 540.

[6] Определения ВС РФ от 17.02.2017 по делу № А81-293/2016; от 17.02.2016 по делу № А40-206687/2014; Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.05.2017 по делу № А40-102752/16; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 16.09.2015 по делу № А60-38963/2014.

[7] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.05.2017 по делу № А40-102752/16.

[8] Более поздняя статистика в открытом доступе не обнаружена.

[9] Постановление Президиума ВАС РФ от 18.06.2013 № 71/13.

[10] Пункт 33 Постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2005 № 5.

[11] Определение ВС РФ от 04.09.2017 по делу № А40-227685/2016.

[12] Определение ВС РФ от 26.09.2017 по делу № А56-5983/2016.

[13] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 28.07.2017 по делу № А41-33933/2016.

[14] Например, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10.10.2016 по делу № А78-11504/2015.

[15] Пункт 17 Постановления Пленума ВС РФ от 30.11.2017 № 49, Определение ВС РФ от 17.07.2017 по делу № А34-5469/2014.

[16] На основании ст. 15 ГК РФ, п. 1 ст. 62, п. 1 ст. 76 ЗК РФ.

[17] Статьи 77–79 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ “Об охране окружающей среды”.

[18] Определение ВС РФ от 29.08.2017 по делу № А43-16958/2016.

[19] Утверждена Приказом Минприроды России от 08.07.2010 № 238.

[20] Постановлением Правительства РФ от 22.07.2011 № 612 утверждены Критерии существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения.

[21] См., например, определение ВС РФ от 10.10.2016 по делу № А66-10514/2015.

Нарушение прав собственности на земельный участок

Нарушение прав собственника земельного участка зачастую приводит к подаче судебных исков. Интересы правообладателей наделов земли нередко попираются как частными субъектами – гражданами, юрлицами, – так и официальными представителями госорганов. Однако законодательство РФ защищает добросовестного землевладельца от противоправных посягательств на его собственность. Если возникают земельные споры их рекомендуется решать мирным способом. Если конфликтующие стороны не могут договориться, они вправе обратиться в суд с надлежащими исковыми требованиями.

Как ущемляются законные права землевладельцев: юридический аспект, типичные ситуации

Как показывает судебная практика, права собственников земли ущемляются при разных обстоятельствах. Так, законные интересы землевладельца могут не соблюдаться при изъятии надела муниципалитетом или государством, проводимом на основаниях статьи 49 Земельного кодекса РФ (ЗК).

Права собственника земли часто попираются незаконной деятельностью обладателей соседних (смежных) участков.

Если собственник конкретного надела столкнулся с нарушением своих прав, но при этом не утратил владения, он может восстановить справедливость, ссылаясь на статью 304 Гражданского кодекса РФ (ГК). Главой 9 ЗК (статьи 59-64) оговорены общие принципы защиты землевладельцами своих законных интересов.

Пренебрежение правами (интересами) собственников земли может выражаться в следующих возможных формах:

  • владельцы соседних (смежных) наделов спорят по поводу общих границ. При этом право собственности каждого из них на соответствующий участок не оспаривается противоположной стороной;
  • один из землевладельцев-соседей нарушил земельное право другого соседа. Типичный пример подобного ущемления – гражданин возвел на собственном участке постройку с нарушением норм, а его соседи из-за этого не могут пользоваться коммуникациями. Учитывая нормы статьи 304 ГК, пострадавший землевладелец вправе потребовать, чтобы нарушитель устранил возникшие помехи;
  • споры между двумя и более субъектами по поводу права собственности на конкретный надел земли. В данном случае собственность каждого из субъектов оспаривается противоположными сторонами;
  • земельные наделы, принадлежащие частным лицам, изымаются государством (муниципалитетом) с нарушением предусмотренной процедуры (глава 7.1 ЗК) и пренебрежением правами собственников. Например, обладателям изымаемых участков не выплачивается причитающаяся компенсация, оговоренная статьей 56.8 ЗК (или выплачивается, но с опозданием, не в полном объеме);
  • сторонний субъект самовольно присвоил (занял, захватил) земельный надел, правомерно принадлежащий иному лицу;
  • захламление территории, загрязнение поверхности, ухудшение качества надела земли известными или неустановленными лицами;
  • вынесение госорганами (муниципалитетами) официальных актов, ущемляющих права земельных собственников;
  • незаконный перенос, несанкционированное уничтожение разграничительных и иных обозначений, размещенных на конкретном участке.
Читайте также:
Как узнать о наследстве или завещании и получить информацию, если умерший жил в другом городе?

Как законно воспрепятствовать ущемлению прав собственности землевладельцев

Общие юридические основания для защиты землевладельцем собственных прав определены положениями главы 9 ЗК:

  • статьей 59 ЗК оговорен судебный порядок признания (установления) прав конкретного субъекта на участок земли. В этом случае соответствующий вердикт суда становится юридическим основанием для госрегистрации установленного права;
  • статьей 60 ЗК определены основания для восстановления нарушенного права и способы пресечения противоправных действий;
  • статья 61 ЗК допускает, что любой акт госоргана (муниципалитета) может быть признан недействительным в судебном порядке, если он противоречит нормам законодательства и попирает законные интересы правообладателей земли. При этом речь может идти как о нормативных, так и о ненормативных официальных актах. Соответствующие убытки возмещаются правообладателю (гражданину, юрлицу) на основаниях статьи 1069 ГК;
  • как оговорено статьей 62 ЗК, правообладатель надела, который понес убытки, обусловленные нарушением его прав, может требовать возмещения таких убытков по правилам статьи 15 ГК. Если потребуется, виновный субъект может быть принужден к устранению земельного правонарушения (это делается через суд);
  • статья 64 ЗК предусматривает судебный порядок урегулирования земельных споров. При этом стороны могут попытаться разрешить свой конфликт через третейский суд.

Защита прав собственности может осуществляться двумя доступными способами. Первый – досудебный вариант, который предусматривает достижение конфликтующими сторонами мирового соглашения. Досудебное урегулирование считается не только наилучшим подходом к разрешению земельного спора, но и важной мерой, предпринятой пострадавшей стороной для решения проблемы. Если данная мера не даст нужного эффекта, сам факт её осуществления будет иметь значение при реализации второго способа – обращения пострадавшего землевладельца в суд с надлежащим иском.

Судебный механизм прекращения посягательств на права собственника земли

Практика показывает, что судебный механизм используется землевладельцами для защиты своих интересов в следующих типичных ситуациях:

  • признание прав определенного собственника на конкретный надел земли, если ранее этот надел был отобран у законного владельца и передан стороннему субъекту;
  • восстановление границ надела земли с возвращением ему первоначального состояния. Такое требование часто выдвигается, если обладатель соседнего участка незаконно воздвиг свое строение на чужой земле. Вердикт суда может заставить нарушителя освободить соседский надел от незаконной постройки;
  • пресечение правонарушений, вызванных незаконными действиями госорганов или местных властей. Требование выдвигается с целью аннулирования приказов (актов) официальных структур, угрожающих собственности граждан (юрлиц) на землю;
  • изъятие земельного надела из чужого неправомерного владения (пользования);
  • прекращение действий сторонних субъектов, нарушающих интересы законного собственника земли, но не лишающих его права владения. Основание – статья 304 ГК.

Чтобы защитить (восстановить) свои законные права, собственник надела земли направляет соответствующее исковое заявление в суд, действующий по месту (адресу) размещения данного надела. К такому заявлению нужно приложить следующие документы:

  • правоустанавливающие бумаги на конкретный участок (например, договор его приобретения);
  • подтверждение целевого использования данной земли (если потребуется);
  • зафиксированные факты правонарушений, повлекших ущемление интересов истца (фото, видео, документальные акты);
  • оплаченная госпошлина (она подтверждается банковской квитанцией).

Заявление истца должно включать следующие сведения:

  1. Официальное название органа судопроизводства.
  2. Сведения об истце (ФИО, паспортные данные, контакты).
  3. Сведения об ответчике (ФИО, паспортные данные, контакты).
  4. Законодательная норма (правоустанавливающая бумага), нарушение которой привело к ущемлению интересов.
  5. Суть просьбы, формулировка требования.
  6. Меры, законно предпринятые землевладельцем-истцом с целью досудебного решения возникшей проблемы.
  7. Дата оформления бумаги, подпись землевладельца-истца.

Характерные примеры из правоприменительной практики

Типичной ситуацией ущемления прав законного собственника земельного надела считается конфликт между землевладельцами-соседями по поводу разграничения их участков. В этом случае возможны следующие сценарии:

  1. Если спор возник из-за неточности, допущенной кадастровым специалистом, основания для судебного разбирательства отсутствуют. Исправлять эту ошибку нужно через местную кадастровую структуру или посредством обращения к конкретному инженеру. Подобный вариант допускается, если соседи лояльно относятся к данному вопросу.
  2. Если один из землевладельцев настаивает на собственной правоте, утверждая, что ошибки нет, несогласный владелец соседнего участка обращается в суд, требуя пересмотреть эти границы. Основание для судебного порядка – статья 304 ГК. Он составляет заявление, прилагает правоустанавливающую бумагу (договор приобретения), фото, топографические съемки и кадастровые акты (схемы), подтверждающие реальные границы. Суд выносит вердикт в пользу истца, постановив изменить разграничения.

Как оговорено пунктом 10 статьи 22 закона № 218-ФЗ от 13.07.2015, расположение границ надела можно подтвердить следующей документацией:

  • документы, подтверждающей право землевладельца на этот надел;
  • документация, установившая расположение границ при образовании данного надела (данные из официального проекта межевания соответствующей территории);
  • границы, действующие для данной территории минимум 15 лет и определенным образом закрепленные (с применением природных или искусственных объектов).
Читайте также:
При расчете ЕНВД в торговле площадь подсобных помещений не учитывается

Если вышеперечисленные сведения отсутствуют, для подтверждения границ используются такие данные:

  • ситуационные планы, представленные БТИ;
  • сведения топографических съемок;
  • фотопланы, составленные для данной местности.

Типичный пример из практики вынесения судебных решений

Гражданин направил судебный иск, содержащий такие требования к ответчику:

  1. Признать несуществующим право собственности ответчика на конкретный надел, пребывающий в общем пользовании.
  2. Снять данный надел с официального кадастрового учета.
  3. Убрать ограждение, незаконно возведенное ответчиком на дороге (улице).
  4. Ликвидировать препятствия в использовании надела, пребывающего в общем пользовании.

Обоснование требований по иску выглядит следующим образом:

  1. Жилой дом, который принадлежит истцу, расположен на участке, граничащем с наделом, пребывающим в собственности ответчика.
  2. Впоследствии ответчик арендовал земельный надел, который находится на противоположной стороне улицы.
  3. Оба участка – собственный и арендованный – ответчик объединил. Однако это сопровождалось присоединением к этим участкам ещё одного надела, пребывающего в общем пользовании. Ширина присоединенного надела равна и соответствует ширине улицы. На присоединенной земле, пребывающей в общем пользовании, ответчик возвел ограждение. Все эти действия ответчика привели к тому, что улица стала тупиком, а истец лишился возможности проезда (прохода) через эту улицу от своего дома.
  4. Истец также обратил внимание суда на то, что действия ответчика создали препятствие для возможной эвакуации людей (в том числе и самого истца) на случай ЧС.
  5. Таким образом, ответчик увеличил территорию своей земли неправомерными действиями, зарегистрировав личную собственность на дорогу (часть улицы), пребывающую в общем пользовании людей.

Районный суд рассмотрел данное дело и отказал по иску, мотивировав свой вердикт тем, что истец не является собственником или владельцем спорного надела. Также не были представлены свидетельства того, что ответчик нарушил права истца как землепользователя.

Статья 304. Защита прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения

Собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

  • Статья 303. Расчеты при возврате имущества из незаконного владения
  • Статья 305. Защита прав владельца, не являющегося собственником

Комментарий к ст. 304 ГК РФ

1. Иск владеющего собственника к третьему лицу, с которым он не состоит в относительных правоотношениях, об устранении любых не связанных с лишением владения препятствий в пользовании и (или) распоряжении имуществом называется негаторным (лат. actio negotoria – “отрицающий иск”). Примерами подобных препятствий могут служить затруднение доступа к имуществу, возведение на земельном участке постройки, нарушающей инсоляцию соседнего участка, установка рекламного щита на фасаде здания, который закрывает окна квартир, ошибочное включение в опись при проведении ареста имущества чужих вещей, находящихся у должника, и т.п.

2. Негаторный иск подлежит удовлетворению при следующих условиях. Собственник должен доказать факт нарушения принадлежащих ему правомочий пользования и (или) распоряжения имуществом со стороны третьего лица. При этом поведение ответчика, создающее препятствия в осуществлении собственником указанных правомочий, презюмируется неправомерным. Удовлетворение иска не зависит от вины нарушителя, поскольку негаторное требование не связано с применением мер ответственности.

В ГК не решен вопрос о возможности заявления негаторного иска в условиях, когда имеется только потенциальная угроза нарушения правомочий пользования и (или) распоряжения (например, объект недвижимости еще не построен, но уже начались подготовительные работы). Если угроза носит реальный характер, то негаторный иск возможен. Однако следует учитывать, что ст. 1065 ГК предусмотрен специальный иск, направленный на предотвращение причинения вреда (так называемый превентивный иск, лишь условно отнесенный к деликтным). Следовательно, предъявление негаторного иска возможно лишь в том случае, если им не охватывается требование, основанное на положениях ст. 1065 ГК.

3. К негаторным требованиям не применяется исковая давность (ст. 208 ГК). Объясняется это тем, что такое требование имеет своей целью устранение длящихся нарушений. Объективно срок существования права на защиту посредством негаторного иска определен длительностью нарушения. Следовательно, пока имеет место подобное нарушение (независимо от того, когда оно началось), собственник вправе прибегнуть к вещно-правовой защите своего права.

4. Иск об освобождении имущества от ареста (исключения из описи) по своей природе может быть либо виндикационным, если имущество изъято у собственника, либо негаторным, если имущество осталось во владении собственника. Необходимо учитывать, что установленные процессуальным законодательством сроки для обжалования решения о наложении ареста (ст. 145 ГПК, ст. 188 АПК) не затрагивают материально-правовых норм об исковой давности. Значит, негаторный иск об освобождении имущества от ареста может быть предъявлен в любой момент, пока имущество находится под арестом.

Судебная практика по статье 304 ГК РФ

В соответствии со статьей 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
Пунктом 3.1 части 2 статьи 44 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что принятие решений об определении лиц, которые от имени собственников помещений в многоквартирном доме уполномочены на заключение договоров об использовании общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме, относится к компетенции общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

В силу ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
Как разъяснено в п. 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, применяя ст. 304 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения, судам необходимо учитывать следующее.

Читайте также:
О видах собственности: смешанная собственность, частная собственность…

статьи 301 и 304 ГК Российской Федерации в их взаимосвязи – поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они допускают на основании исков публично-правовых образований о признании права собственности отсутствующим изъятие у граждан земельных участков, право собственности на которые возникло у них, как полагает заявительница, законно; допускают изъятие земельных участков, на которых находятся водные объекты, без использования специально предназначенных для таких случаев способов защиты; допускают удовлетворение негаторного иска, предъявленного к лицу, фактически владеющему земельным участком, что противоречит как буквальному смыслу закона, так и его толкованию, данному высшими судебными органами; а также приводят к несоразмерному ограничению прав собственника земельного участка, являющегося и его фактическим владельцем, вследствие невозможности выдела части земельного участка, на которой находится водный объект;

статьи 301 и 304 ГК Российской Федерации в их взаимосвязи – поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они допускают на основании исков публично-правовых образований о признании права собственности отсутствующим изъятие у граждан земельных участков, право собственности на которые возникло у них, как полагает заявитель, законно; допускают изъятие земельных участков, на которых находятся водные объекты, без использования специально предназначенных для таких случаев способов защиты; допускают удовлетворение негаторного иска, предъявленного к лицу, фактически владеющему земельным участком, что противоречит как буквальному смыслу закона, так и его толкованию, данному высшими судебными органами; а также приводят к несоразмерному ограничению прав собственника земельного участка, являющегося и его фактическим владельцем, вследствие невозможности выдела части земельного участка, на которой находится водный объект;

Разрешая заявленные требования, суд апелляционной инстанции, выводы которого поддержал суд округа, руководствуясь статьями 304, 305 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, приведенными в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, пунктами 5, 13 статьи 3, пунктом 2 статьи 20, частью 6 статьи 22, подпунктом 4 пункта 2 статьи 29 Федеральному закону от 08.11.2007 N 257-ФЗ “Об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации”, пунктами 1.3, 1.4, 2.16, 2.17 ВСН 103-74 “Ведомственные строительные нормы” “Технические указания по проектированию пересечений и примыканий автомобильных дорог”, утвержденными Министерством транспортного строительства СССР 23.09.1974, пунктом 5.5.11 ГОСТа Р 52766-2007 “Национальный стандарт Российской Федерации” “Дороги автомобильные общего пользования. Элементы обустройств. Общие требования”, утвержденного приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 23.10.2007 N 270-ст, установив отсутствие надлежащим образом обустроенного примыкания автомобильной дороги к автозаправочной станции, принадлежащей обществу, принимая во внимание, что автомобильная дорога не отвечает требованиям безопасности движения транспортных средств, создает угрозу жизни и здоровью участников дорожного движения, пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения заявленных требований.

Между тем правовая позиция Президиума ВАС РФ в указанном постановлении сформирована по делу, в котором истец – собственник объекта недвижимости с целью защиты своего права на приватизацию земельного участка под принадлежащим ему объектом недвижимости обратился в суд с иском о признании сделки по продаже земельного участка недействительной, поэтому суд на основании статей 208 и 304 ГК РФ квалифицировал требование о признании недействительной сделки об отчуждении земельного участка под этим строением как не связанное с лишением владения и не подпадающее под исковую давность.

СТАТЬЕЙ 304 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

Исследовав и оценив в совокупности и взаимной связи представленные в дело доказательства по правилам главы 7 АПК РФ, руководствуясь положениями статей 233, 246, 304, Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 4 части 1 статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пункте 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав”, установив отсутствие доказательств, свидетельствующих о наличии препятствий в пользовании предпринимателем его нежилыми помещениями и земельным участком, а также учитывая, что данный иск затрагивает законные права иных собственников – членов ТСЖ “Заельцовская 2”, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями статей 1, 12, 15, 304, 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу о том, что факт нарушения ответчиком прав истца, на котором основан иск, подтверждается представленными в материалы дела доказательствами, в том числе перепиской между истцом и ФКУ “УКС МЧС России” по вопросу строительства дождевой канализации на территории ГСК N 2 “Жигули”, фотоматериалами, на которых видна территория затопления истца, ее степень и процесс перекладки ливневой канализации, а также другими документами, в том числе письмом Министра МЧС России в адрес депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации генерал-полковнику В.М. Заварзину, заявлениями на имя председателя ГСК N 2 “Жигули” собственников гаражных боксов ГСК N 2 “Жигули”, которым был причинен материальный ущерб в результате затопления.

Читайте также:
Нарушение правил перевозки опасных веществ какая ответственность

Руководствуясь положениями статьи 304 Гражданского кодекса Российской Федерации о праве собственника потребовать устранения нарушений его права, а также статьями 15 и 1064 названного кодекса, регулирующими деликтные правоотношения, суд апелляционной инстанции сослался на то, что ответчиками ООО “Фирма “Загорск” и ООО “Система” вреда истцу как собственнику строения не причинено, а следовательно, иск заявлен неосновательно.

Таким образом, статья 304 ГК Российской Федерации также не может рассматриваться как нарушающая в обозначенном в жалобе аспекте конституционные права несовершеннолетнего сына заявителя.
Установление же и исследование фактических обстоятельств конкретного дела, включая определение того, относятся ли спорные нежилые помещения к общему имуществу в многоквартирном доме, не входят в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она закреплена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона “О Конституционном Суде Российской Федерации”.

ВС: Для привлечения к ответственности за самовольный захват участка необходимо волеизъявление его собственника

Как пояснил ВС, именно собственник земельного участка должен надлежащим образом выражать волю на прекращение нарушения его права собственности, в том числе касательно привлечения нарушителей к административной ответственности

По мнению одной из экспертов, в рассматриваемой ситуации отсутствует важный элемент – выраженная активная позиция правообладателя участка, в отношении которого был произведен захват. Другая считает, что проблема самовольного занятия земельного участка как никогда актуальна, поскольку именно данная категория дел занимает больше 50% от общего числа выявляемых Росреестром правонарушений. Третья подчеркнула, что согласно судебной практике в подобных спорах зачастую не изучаются вопросы о том, выражена ли воля собственника и какова она.

Верховный Суд в Определении от 24 августа № 302-ЭС21-5900 по делу № 40-54697/2020 разрешил спор индивидуального предпринимателя с Росреестром об использовании земельного участка третьего лица.

В собственности ИП Владимира Шевченко находится земельный участок, относящийся к категории земель сельхозназначения, с расположенными на нем жилым домом и хозяйственной постройкой. На соседнем участке предприниматель построил гараж, баню с пристроем, вольер, птичник и хозяйственные постройки, однако согласно правоустанавливающим документам право собственности на данный участок закреплено за другим лицом – Николаем Буйновым.

25 октября 2019 г. Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Бурятия вынесло предписание, согласно которому Владимиру Шевченко надлежало освободить чужой участок и привести его в пригодное для использования состояние в срок до 17 апреля 2020 г. Помимо этого предписывалось, что участок, принадлежащий Владимиру Шевченко, необходимо привести в соответствие с видом разрешенного использования.

24 декабря 2019 г. уполномоченный орган по факту использования земельного участка в отсутствие выраженной в установленном порядке воли собственника (Николая Буйнова) вынес постановление о привлечении Владимира Шевченко к административной ответственности по ст. 7.1 КоАП РФ с назначением наказания в виде предупреждения. В свою очередь Владимир Шевченко обратился в арбитражный суд с заявлением о признании постановления незаконным, отмене административного наказания и о признании недействительным предписания от об устранении выявленного нарушения требований земельного законодательства РФ.

Решением Арбитражного суда РБ от 9 сентября 2020 г. исковые требования были удовлетворены частично: предписание от 25 октября 2019 г. признано недействительным в части требования привести принадлежащий истцу участок в соответствие с видом разрешенного использования. В удовлетворении остальной части требований отказано. Апелляционный и окружной суды поддержали выводы первой инстанции.

Частично отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды учитывали в том числе положения ГК, ЗК и КоАП, а также разъяснения, приведенные в Постановлении Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 11. Они пришли к выводу о том, что уполномоченный орган обоснованно выдал предпринимателю предписание в части освобождения данной земли, а также признал его виновным в совершении правонарушения по ст. 7.1 КоАП.

Верховный Суд пояснил, что нижестоящие суды не исследовали наличие добросовестности в действиях арендодателя, полагавшегося на данные ЕГРН о регистрации права муниципальной собственности на спорный участок

Не согласившись с решениями судов, Владимир Шевченко обратился в Верховный Суд с кассационной жалобой, в которой просил отменить акты трех инстанций.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что в соответствии со ст. 7.1 КоАП самовольное занятие земельного участка или его части, в том числе использование лицом, не имеющим предусмотренных законодательством РФ прав на него, влечет административный штраф.

Экономколлегия пояснила, что данный факт подтверждается и п. 1 Постановления Пленума ВАС от 17 февраля 2011 № 11, где также отмечено, что ст. 7.1 КоАП предусмотрена административная ответственность за самовольное занятие участка или его использование без оформленных в установленном порядке правоустанавливающих документов на землю, а в случае необходимости – без документов, разрешающих осуществлять хозяйственную деятельность.

ВС отметил, что при рассмотрении дел об оспаривании постановлений административных органов о привлечении к ответственности за указанные правонарушения судам следует учитывать, что под самовольным занятием земель понимается пользование чужим участком в отсутствие воли собственника (иного управомоченного им лица), выраженной в установленном порядке. Верховный Суд обратил внимание, что в силу ст. 210 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.

Читайте также:
Что нужно чтобы переехать жить в австралию из России на ПМЖ

Как поясняется в определении, второй земельный участок, занятый предпринимателем, принадлежит Николаю Буйнову, вследствие чего именно он как собственник должен надлежащим образом выразить свою волю на прекращение нарушения его права собственности, в том числе на привлечение соответствующих лиц к административной ответственности. При этом, указал ВС, необходимо учесть тот факт, что Николай Буйнов никаких жалоб в органы власти относительно использования Владимиром Шевченко данного участка не направлял; возражений против использования участка не высказывал и не высказывает.

Таким образом, Верховный Суд установил, что без учета воли собственника участка, занятого предпринимателем, привлечение последнего к административной ответственности, равно как и требование предписания от 25 октября 2019 г. об освобождении части земель данного участка, необоснованны. В итоге Экономколлегия частично отменила обжалуемые судебные акты в связи с допущенными существенными нарушениями при применении норм материального права.

Адвокат, партнер МКА «Князев и партнеры» Олеся Умрихина в комментарии «АГ» отметила, что проблема землеустройства, рационального использования участков, «самозахват» земель и установление точных границ используемых участков не теряют актуальности. По ее мнению, это связано, в том числе, с формальной регистрацией ранее «задекларированных» участков и относительной «молодостью» разработки правил землепользования и застройки, проектов межевания территории, процедурой межевания с «привязкой» границ участков на местности.

Олеся Умрихина подчеркнула, что предусмотренное ст. 7.1 КоАП правонарушение носит формальный характер – т.е. считается оконченным в момент совершения противоправного деяния. «Однако в рассматриваемой ситуации отсутствует достаточно важный элемент – выраженная активная позиция правообладателя участка, в отношении которого произведен захват», – пояснила она.

Собственник участка, на котором нарушитель возвел постройки, никаким образом не обозначил тот факт, что его права нарушены, указала эксперт. «В этом случае не совсем ясно, в чьих интересах действовал административный орган. Так как земельный участок принадлежит частному лицу, по логике должно быть его обращение, которое (судя по содержанию определения) отсутствует», – добавила она.

Олеся Умрихина считает, что данным определением ВС предоставил собственнику земельного участка возможность самому определять, имеет ли место нарушение его прав, а также момент обращения за защитой нарушенного права. «Это определение станет основой формирования практики, когда административный орган при привлечении к ответственности должен будет обращать внимание, имеется ли заявление собственника земельного участка», – резюмировала эксперт.

Адвокат Самарской областной коллегии адвокатов Светлана Старостина обратила внимание, что проблема самовольного занятия земельного участка является как никогда актуальной и востребованной, так как именно данная категория дел составляет более 50% от общего числа выявляемых Росреестром правонарушений. «Зачастую бывает, что соседний участок заброшен с того периода, как умерли последние жильцы дома, расположенного на участке, а наследники не приезжают и не присматривают за участком и домом в силу территориальной удаленности или отсутствия прямой необходимости в данной собственности. Соседи же со временем начинают присваивать заброшенные участки», – поделилась Светлана Старостина.

Эксперт указала, что Росреестр защищает права собственников и соблюдает порядок разрешенного землепользования.

По мнению Светланы Старостиной, ВС закрепил наиболее важное положение, на которое судам нужно будет обращать внимание в первую очередь: именно собственник должен надлежащим образом выражать волю на прекращение нарушения его права собственности, в том числе на привлечение соответствующих лиц к административной ответственности.

Младший юрист Land Law Firm Екатерина Розум пояснила, что по смыслу ст. 7.1 КоАП состав административного правонарушения включает в себя не только использование земельного участка без установленных прав, но и отсутствие воли собственника на это. По словам эксперта, согласно судебной практике в подобных спорах зачастую вопросы о том, выражена ли воля собственника и какова она, подробно не изучаются.

Екатерина Розум пояснила, что в большинстве случаев при отсутствии письменных соглашений и иных документов об использовании земельного участка суды делают вывод, что разрешение на использование земли третьим лицом не было получено. Следовательно (при удовлетворении остальных условий), имеется состав правонарушения.

Вместе с тем, заметила она, в последние годы судебная практика стремится преодолеть подобный формализм. Так, еще до вынесения рассматриваемого определения на важность выяснения мнения собственника и учета того, имеются ли у него возражения, указывали и другие суды (см. постановление Волгоградского областного суда от 19 августа 2016 г. по делу № 7а-826/2016; постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 декабря 2017 г. № 16АП-4753/2017 по делу № А63-12177/2017).

Кроме того, обратила внимание эксперт, ВС неоднократно указывал, что одно лишь отсутствие зарегистрированного права на используемый участок не образует состав правонарушения (Постановление от 29 августа 2016 г. № 308-АД15-19368 по делу № А53-18779/2015; Постановление от 3 октября 2016 г. № 308-АД16-5136 по делу № А53-31000/2015). «Вместе с тем судебная практика пока не переняла данную позицию всецело. Так и в рассматриваемом деле: суды нижестоящих инстанций исходили лишь из отсутствия письменных документов, не обращая внимание на отсутствие возражений со стороны собственника. Таким образом, судебная практика противоречива, а, следовательно, рассматриваемая проблема является актуальной», – заключила Екатерина Розум.

Читайте также:
Незначительные ошибки в больничных – не повод для отказа в зачете расходов

Подпись на заборе

Верховный суд определил подход к одному из самых изматывающих и скандальных судебных споров – искам соседей друг к другу, когда люди не могут договориться о границе своих участков земли. Если верить статистике, подобные дела – наиболее часто встречаются в судебной практике, когда речь идет о разрешении споров соседей.

Судебная практика показывает: споры о земле между соседями участков - самые трудные. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Судебная практика показывает: споры о земле между соседями участков – самые трудные. Фото: Сергей Михеев/ РГ

Вряд ли можно найти на просторах страны районный суд, который бы не рассматривал иски соседей, не поделивших сотки. Кто-то недоволен тем, что сосед захватил буквально сантиметры чужого участка, а кому-то приходится возмущаться перенесенным на метры вглубь собственной территории забором соседа. В любом случае миром договориться почти ни у кого из сторон такого спора не получается и граждане идут в суды. Но и там не всегда находят правильные статьи для решения земельных конфликтов. Поэтому определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ, пересмотревшей такой спор, может оказаться очень полезным гражданам, попавшим в похожую ситуацию.

Фото: Reuters

Итак, один гражданин обратился в суд с иском к своему соседу по дачному участку. Его возмутило, что “захватчик” перенес свой забор в глубь его участка, отхватив 4,8 метра его территории. Еще истец попросил суд обязать соседа разобрать свой забор и перенести назад.

Районный суд, рассматривая этот спор, исходил из того, что истец и ответчик – собственники соседних участков земли, а граница между их участками определена заключением кадастрового инженера.

Так что никаких нарушений нет.

А еще суд отказался обязывать соседа разобрать и перенести забор, потому как стоит этот забор правильно – на границе, указанной кадастровым инженером. Апелляция с решением коллег из райсуда полностью согласилась. Так дело дошло до Верховного суда. Там вердикт местных судов изучили и сказали, что решение неверное – нарушены нормы законодательства. Вот какие нормы закона по разъяснению Верховного суда надо применять в таких спорах.

По кадастровому закону заинтересованное лицо не имеет права высказывать возражения по поводу границ участка соседа, если это не общие границы

Есть Федеральный закон “О государственном кадастре недвижимости” (N 221 от 24 июля 2007 года). В этом законе сказано, что “местоположение” границ земельных участков надо обязательно согласовывать с так называемыми заинтересованными лицами. Это делается в тех случаях, когда “в результате кадастровых работ уточняется местоположение границ земельного участка или уточняются границы смежных участков, сведения о которых внесены в государственный кадастр недвижимости”.

Верховный суд подчеркивает – предметом согласования по закону о кадастре является определение границ одного участка, которые одновременно являются границами соседних соток и принадлежат тому, кого закон называет заинтересованным лицом. При этом, напоминает Верховный суд, по тому же кадастровому закону это заинтересованное лицо не имеет права высказывать свои возражения по поводу границ участка соседа, если это не их общие границы.

Статья 39 Закона о кадастре гласит, что согласование границ проводится с гражданами, обладающими смежными участками на праве собственности. Из этого правила есть исключения – не требуют согласования границы смежных участков, если сотки находятся в государственной или муниципальной собственности и предоставлены гражданам в пожизненное, наследуемое владение или постоянное (бессрочное) пользование. Не согласовывают с соседями и земли, предоставленные юридическим лицам, которые не являются ни государственными, ни муниципальными организациями. Также не требуется согласования, если государственная или муниципальная земля предоставлена в бессрочное пользование казенному предприятию.

Фото: Сергей Михеев/ РГ

В нашем случае райсуд установил факт, что спор идет о смежных участках собственников. Закон “О государственном кадастре” говорит, что согласование границ по выбору кадастрового инженера можно проводить, пригласив на собрание заинтересованных граждан или согласовывать границы с каждым по отдельности.

Верховный суд напомнил – обычно согласовывают места, по которым пройдут границы, на собрании заинтересованных граждан, если речь идет о территории населенного пункта и его границах. Но в этом случае внутри самой деревни или поселка границы не рисуются.

В нашей же ситуации межевание проводил кадастровый инженер, а заказчиком работ был один из соседей. Они оба прекрасно знали о том, что есть еще один – смежный собственник. Но с ним границу не согласовывали. И еще один важный момент – кадастровый инженер установил границу заказчика по фактической границе, то есть нарисовал землю там, где уже стоял забор соседа. Верховный суд подчеркнул – кадастровый инженер, проведя границу между участками по забору, то есть по фактическому землепользованию, не мог не знать, что эта граница не совпадает с границей в документах.

Из этого Верховный суд делает вывод – отсутствие согласования границ участка может свидетельствовать о недействительности межевания. И добавляет, что в подобных спорах об установлении границ местный суд вправе сам дать оценку действиям кадастрового инженера даже без просьбы одной из сторон. Заявленные соседом требования к захватчику подпадают под статью 60 Земельного кодекса.

В этой статье Земельного кодекса говорится о таком способе защиты своих интересов, как восстановление положения, которое было до того, как были нарушены права гражданина на земельный участок.

В итоге Верховный суд отменил все решения и велел пересмотреть дело, но с учетом своих разъяснений.

Суд из-за земли может кончиться большими проблемами. Так, в Липецке спор соседей из-за захваченных соток завершился уголовным делом на сына истца, так как стороной в этом споре оказался заместитель председателя областного суда. Дело получилось крайне скандальное. После возмущения президента страны с ним сейчас разбираются в Генеральной прокуратуре.

Читайте также:
Пенсионный фонд в Лысых Горах: особенности деятельности, режим работы, адрес

Судебные споры о границах земельных участков

Правоприменительная практика последних лет свидетельствует, что категория дел, вынесенная в заголовок настоящей статьи, все чаще встречается в судебной практике. По наблюдениям автора статьи, связано это, прежде всего, с тем, что владельцы и собственники земельных участков под влиянием требований государственных и муниципальных земельных органов стали все чаще уточнять границы своих владений, приводить в порядок свою документацию на землю. Работа эта приводит к тому, что владельцы и собственники (часто к изумлению своему) узнают о наложениях границ земельных участков на картах (схемах) и на местности, о кадастровых ошибках, о нахождении своих объектов недвижимости в «чужих» границах и т.п.

Не претендуя на всесторонность исследования в рамках газетной статьи, попытаемся осветить некоторые проблемные вопросы, возникающие по такой категории споров, и сформулировать практические выводы. Начинающим юристам это может помочь, в том числе, найти правильные подходы к разрешению указанных споров.

В силу уже сложившейся судебной практики согласно статье 7 ранее действовавшей редакции Федерального закона от 24.07.2007 N 221ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (с 1 января 2017 года государственный кадастровый учет недвижимого имущества осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом от 13.07.2015 № 218-ФЗ (ред. от 03.08.2018) «О государственной регистрации недвижимости», а сам закон № 221-ФЗ называется законом «О кадастровой деятельности») к уникальным характеристикам земельного участка отнесены его кадастровый номер, описание местоположения границ и площадь.

Таким образом, внесение в Единый государственный реестр недвижимости сведений об изменении площади и (или) границ земельного участка вследствие корректировки местоположения его границ (поворотных точек), по сути, представляет собой распоряжение этим участком, в результате которого право собственности и иные производные вещные права на участок в прежнем виде, определяемом совокупностью уникальных характеристик, прекращаются.

Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Поскольку при таком оспаривании суд разрешает спор о гражданских правах на недвижимое имущество, соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства (пункт 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

В соответствии с абзацем 3 пункта 2 этого же постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 22 от 29.04.2010 к искам о правах на недвижимое имущество относятся, в частности, иски об установлении границ земельного участка.

При этом заинтересованное лицо вправе обращаться в арбитражный суд с иском, направленным на изменение границ уже поставленного на кадастровый учет земельного участка (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 06.09.2011 № 4275/11).

Согласно правовой позиции, сформулированной в определении Верховного суда Российской Федерации от 07.10.2015 № 305-КГ15-7535 по делу № А41-47432/2012, когда предмет спора связан с пересечением (наложением) земельных участков, сведения о границах одного из которых внесены в государственный кадастр недвижимости, а другого подлежат уточнению, то требования заявителя в таком случае подлежат рассмотрению по правилам искового производства как требование об установлении границ земельного участка.

Таким образом, требование об установлении местоположения границ земельного участка является спором о праве.

Требование об установлении границ земельного участка направлено на устранение неопределенности в прохождении границы земельного участка и разрешение спора о принадлежности той или иной его части. Решение суда, которым установлены границы земельного участка, является основанием для изменения сведений о данном земельном участке в Едином государственном реестре недвижимости. По таким искам ответчиком является смежный землепользователь, поскольку в рамках заявленного требования подлежит установлению смежная граница между земельными участками в соответствии с установленными координатами поворотных точек.

Приведенные здесь правовые позиции, сформулированные сложившейся судебной практикой, сразу позволяют сделать определенные первичные выводы при разрешении споров о границах земельных участков:

· Подобного рода споры рассматриваются по правилам искового производства, поскольку требование об установлении местоположения границ земельного участка является спором о праве;

· Вопрос об установлении (изменении) границ сформированных и поставленных на кадастровый учет земельных участков находится в компетенции суда. Суд может изменять такие границы в установленном законом порядке;

· Решение суда, которым установлены границы земельного участка, является основанием для изменения сведений о данном земельном участке в Едином государственном реестре недвижимости;

· По искам об установлении (изменении) смежной границы между земельными участками ответчиками являются смежные землепользователи.

Согласно пунктам 1 и 2 ст. 43 Федерального закона от 13.07.2015 № 218-ФЗ (ред. от 03.08.2018) «О государственной регистрации недвижимости» государственный кадастровый учет в связи с изменением описания местоположения границ земельного участка и (или) его площади, за исключением случаев образования земельного участка при выделе из земельного участка или разделе земельного участка, при которых преобразуемый земельный участок сохраняется в измененных границах, осуществляется при условии, если такие изменения связаны с уточнением описания местоположения границ земельного участка, о котором сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости, не соответствуют установленным на основании указанного Федерального закона требованиям к описанию местоположения границ земельных участков (далее – уточнение границ земельного участка).

Читайте также:
Квалификационные характеристики должностей работников образования основные положения

Если при государственном кадастровом учете в связи с уточнением местоположения части границ земельного участка, которая одновременно является общей (смежной) частью границ других земельных участков, и (или) изменением площади земельного участка требуется внесение изменений в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости, о смежных с ним земельных участках, орган регистрации прав одновременно с осуществлением государственного кадастрового учета вносит соответствующие изменения в сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре недвижимости, о местоположении границ (частей границ) и площади указанных смежных земельных участков. При этом представление дополнительных заявлений о государственном кадастровом учете изменений в сведениях, содержащихся в Едином государственном реестре недвижимости, в отношении указанных смежных земельных участков не требуется. В указанном случае местоположение границ земельных участков считается согласованным только при наличии в акте согласования местоположения границ личных подписей всех заинтересованных лиц или их представителей.

Земельным участком признается часть земной поверхности, имеющая характеристики, позволяющие определить ее в качестве индивидуально определенной вещи (пункт 3 статьи 6 Земельного кодекса Российской Федерации; часть 8 статьи 22 Закона № 218-ФЗ).

Границы являются главным индивидуализирующим признаком земельного участка и определяются при выполнении кадастровых работ по межеванию (часть 2 статьи 8 Закона № 218-ФЗ).

В соответствии с частью 8 статьи 22 Закона № 218-ФЗ местоположение границ земельного участка устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ, то есть точек изменения описания границ земельного участка и деления их на части.

В соответствии со статьей 21 Закона № 218-ФЗ одним из необходимых документов для кадастрового учета является межевой план (при постановке на учет земельного участка, учете части земельного участка или кадастровом учете в связи с изменением уникальных характеристик земельного участка), а также копия документа, подтверждающего разрешение земельного спора о согласовании местоположения границ земельного участка в установленном земельным законодательством порядке (если в соответствии со статьей 38 этого же Федерального закона местоположение таких границ подлежит обязательному согласованию и представленный с учетом настоящего пункта межевой план не содержит сведений о состоявшемся согласовании местоположения таких границ).

В соответствии с частью 1 статьи 22 Закона № 218-ФЗ межевой план представляет собой документ, который составлен на основе кадастрового плана соответствующей территории или выписки из Единого государственного реестра недвижимости о соответствующем земельном участке и в котором воспроизведены определенные сведения, внесенные в Единый государственный реестр недвижимости, и указаны сведения об образуемых земельном участке или земельных участках, либо о части или частях земельного участка, либо новые необходимые для внесения в Единый государственный реестр недвижимости сведения о земельном участке или земельных участках.

Согласно части 7 статьи 36 ЗК РФ местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Местоположение границ земельного участка определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

В части 10 статьи 22 Федерального закона от 13 июля 2015 года № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» установлено, что при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае если указанные в настоящей части документы отсутствуют, границами земельного участка являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Из приведенного также можно сформулировать некоторые выводы, важные для понимания порядка разрешения судебных споров о границах (назовем их для краткости так):

· Уточнение границ земельных участков может осуществляться во внесудебном порядке (при наличии согласия смежных землепользователей, отсутствии спора);

· Межевой план, сформированный по итогам кадастровых работ – неизбежный атрибут иска о границах. Без информации, содержащейся в нем, суд попросту не сможет сформулировать резолютивную часть своего решения о границах. В некоторых судебных актах автор публикации даже увидел, что межевой план являлся приложением к судебному решению. Альтернативой межевого плана может выступать только заключение судебной землеустроительной экспертизы, проведенной судом;

· Местоположение границ земельного участка в решении суда устанавливается посредством определения координат характерных точек таких границ (так называемых поворотных точек);

· При вынесении судебных актов суды не связаны вариантами прохождения границ, предлагаемыми сторонами спора. Суд может установить границы по собственному варианту с учетом максимального баланса интересов сторон. Такие варианты прохождения границ должны определяться по итогам проведения кадастровых работ или по итогам судебной землеустроительной экспертизы.

МИХАИЛ СЛЕПЦОВ, АДВОКАТ, УПРАВЛЯЮЩИЙ ПАРТНЕР АДВОКАТСКОГО БЮРО «СЛЕПЦОВ И ПАРТНЕРЫ», КАНДИДАТ ЮРИДИЧЕСКИХ НАУК, ДОЦЕНТ, ЗАСЛУЖЕННЫЙ ЮРИСТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное решение» выпуск № 01 (195) дата выхода от 21.01.2019.

Статья размещена на основании соглашения от 20.10.2016, заключенного с учредителем и издателем информационного ежемесячника «Верное решение» ООО «Фирма «НЭТ-ДВ».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: