Что можно предпринять, если произошло незаконное удержание имущества?

ВС фактически указал, что удержание имущества должника ведет к залоговому приоритету

Суд отметил, что передача удерживаемого транспорта в конкурсную массу может быть осуществлена только при условии внесения в реестр уведомлений о залоге движимого имущества соответствующей записи и признания за требованиями кредитора залогового статуса

По мнению одного из экспертов, выводы Верховного Суда носят комплексный характер – соблюдают баланс интересов должника, отдельного кредитора и всех иных включившихся в реестр кредиторов лиц. Второй указал, что позиция высшей инстанции в наибольшей степени соответствует духу и букве законодательства о банкротстве.

27 июня Верховный Суд вынес Определение по делу № 301-ЭС19-2351, в котором разобрался, должен ли подрядчик возвращать отремонтированное имущество заказчику в случае неоплаты, когда в отношении последнего введена процедура наблюдения.

В 2013 г. ОАО «СГК-ТрансстройЯмал» передало ООО «Ремжелдортех» автомотрису для капитального ремонта.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 30 октября 2014 г. было установлено, что заказчик работы принял, но оплатил только их часть, в связи с чем с него надлежит взыскать в пользу подрядчика около 5,5 млн руб. задолженности по оплате выполненных ремонтных работ и более 270 тыс. руб. неустойки, начисленной на сумму долга. 31 ноября 2014 г. «Ремжелдортех» уведомил заказчика об удержании автомотрисы с принятием ее на ответственное хранение до полной уплаты задолженности.

30 августа 2016 г. в отношении «СГК-ТрансстройЯмал» была введена процедура наблюдения. 6 февраля 2017 г. Арбитражный суд г. Москвы включил требования «Ремжелдортех» в сумме более 5,6 млн руб., взыскиваемых по решению суда от 30 октября 2014 г., в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

«Ремжелдортех» обратился в суд с исковым заявлением об обращении взыскания на автомотрису, однако обществу было отказано в удовлетворении требований по причине введения в отношении «СГК-ТрансстройЯмал» процедуры наблюдения.

31 января 2018 г. «Ремжелдортех» уступил ООО «Ремжелдор» право требования долга. «СГК-ТрансстройЯмал», считая, что «Ремжелдортех» не вправе удерживать принадлежащую ему автомотрису, обратился в арбитражный суд.

Суды первой и апелляционной инстанций, сославшись на ст. 4, 11, 12, 301, 728, 729 ГК, разъяснения, изложенные в п. 32 Постановления Пленума ВС и Пленума ВАС от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска об истребовании из владения ответчика спорной автомотрисы.

Суды посчитали, что договор на капитальный ремонт, на основании которого ответчик удерживает автомотрису, не расторгнут и является действующим, поэтому спор о возврате имущества вытекает из договорных отношений и не подлежит разрешению по правилам ст. 301 и 302 ГК, на которые сослался «СГК-ТрансстройЯмал». Они также указали, что предусмотренные ст. 728 и 729 ГК основания для предъявления к ответчику требования о возврате автомотрисы не наступили, при этом в настоящее время «Ремжелдортех» имуществом не владеет, поскольку передал его на хранение «Ремжелдортехпрому» по договору. Суд округа согласился с выводами нижестоящих инстанций.

«СГК-ТрансстройЯмал» обратился в Верховный Суд, который, рассмотрев материалы дела, отметил, что, поскольку вопросы правовой квалификации относятся к компетенции суда, основанием для отказа в иске не может служить вывод о том, что при наличии не расторгнутого сторонами договора на капитальный ремонт спор о возврате имущества вытекает из договорных отношений и не подлежит разрешению по правилам ст. 301 и 302 ГК.

Кроме того, ВС отметил, что в настоящем деле ссылка судов на ст. 728 и 729 ГК не является правильной, поскольку данными нормами регламентированы порядок и основания возврата подрядчиком переданной ему для ремонта вещи заказчику, который отказался от договора до передачи ему результата работ либо в связи с несвоевременным выполнением подрядчиком работ или их ненадлежащим качеством. «Между тем, как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами, ответчик выполнил ремонт автомотрисы, а истец принял результат работ по акту, подписанному им без замечаний и претензий по качеству», – указал Суд.

Он также посчитал, что вывод о том, что спорное имущество не может быть истребовано у ответчика, поскольку он утратил владение им в связи с передачей автомотрисы на ответственное хранение другому обществу, неверен и не соответствует смыслу положений, приведенных в п. 32 Постановления Пленума № 10/22. Так, согласно разъяснениям, владельцем, надлежащим ответчиком необходимо считать не только обладателя вещи, но и того, кто передал вещь во временное владение. Если лицо, удерживающее вещь, может определять ее физическую судьбу, то оно обладает владением и при передаче вещи на хранение. Суд отметил, что владение спорным имуществом хранителем является производным, временным и целиком зависящим от воли поклажедателя. К тому же в соответствии с п. 1 ст. 900 ГК хранитель обязан возвратить вещь поклажедателю или лицу, указанному им в качестве получателя.

«В исковом заявлении общество “СГК-ТрансстройЯмал” указало, что, поскольку в соответствии со статьей 360 ГК РФ права лица, удерживающего имущество, могут быть защищены путем предъявления иска об обращении взыскания на имущество, при этом арбитражный суд в 2017 г. отказал “Ремжелдортех” в иске об обращении взыскания на спорную автомотрису по причине возбуждения в отношении должника дела о банкротстве, требования общества “Ремжелдортех” по оплате задолженности по договору подряда от 20.03.2013 включены в реестр требований кредиторов третьей очереди, у названного общества не имеется законных оснований для удержания автомотрисы», – указал ВС.

Высшая инстанция посчитала, что, в связи с тем что суды данные доводы истца не рассмотрели и не дали им оценку, чем допустили нарушения норм материального и процессуального права, прав и законных интересов подателя жалобы, судебные акты подлежат отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При этом ВС обратил внимание судов на то, что, по общему правилу, до исполнения должником обязательства перед кредитором вещь не может быть возвращена, иначе ввиду отсутствия владения удержание, несущее в себе обеспечительную функцию (п. 1 ст. 329 ГК), было бы прекращено.

«В то же время необходимо заметить, что с экономической точки зрения смысл удержания как способа обеспечения исполнения обязательства заключается в том, что отстранение собственника от владения вещью должно побудить его к наиболее оперативному погашению долга перед кредитором в целях возврата имущества. Это обусловлено тем, что в период, пока вещь удерживается, отсутствует возможность пользования ею, извлечения из нее доходов и выгоды», – указал Верховный Суд.

Читайте также:
Оплата штрафов ГИБДД без комиссии, через интернет, на официальном сайте

Он отметил, что, в случае если цель склонить должника к скорейшим расчетам не может быть достигнута, действующему добросовестно ретентору в разумный срок следует обратить взыскание на имущество в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК РФ). Таким образом, при нормальном обороте удержание не может длиться бессрочно, оно должно быть ограничено разумно достаточным периодом для реализации кредитором своих прав.

«Общество ”Ремжелдортех” длительное время не предпринимало действий, направленных на обращение взыскания на удерживаемое имущество. Более того, кредитор передал имущество на хранение, и в настоящее время соответствующие расходы, увеличивающие убытки ретентора, которые он предъявил ко взысканию с должника (общества “СГК-ТрансстройЯмал”), сопоставимы со стоимостью самой вещи. При этом необходимо дать оценку тому, являлся ли период времени, предшествующий банкротству истца, достаточным для того, чтобы как удостовериться в нежелании должника возвращать себе имущество, так и для совершения действий по обращению на него взыскания, добросовестно ли действовал ответчик в период удержания вещи», – отметил ВС.

Суд указал, что по смыслу ст. 63 Закона о банкротстве в период наблюдения расчеты с кредиторами не осуществляются, однако удержание как способ обеспечения исполнения обязательств сохраняет свое действие. С учетом положений ст. 360 ГК обеспечительные права кредитора реализуются по аналогии с правилами о залоге (ст. 18.1, 138 Закона о банкротстве).

Высшая инстанция отметила, что, поскольку удержание по своей правовой конструкции имеет общие черты с залогом, предполагающим передачу владения залогодержателю, права ретентора подлежат осуществлению применительно к разъяснениям, приведенным в п. 10 Постановления Пленума ВАС от 23 июля 2009 г. № 58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя», по смыслу которых кредитор, владеющий удерживаемым имуществом, обязан передать это имущество в конкурсную массу должника в процедуре, предполагающей обращение взыскания.

ВС указал, что согласно п. 1 ст. 18.1 Закона о банкротстве в процедуре наблюдения не допускается обращение взыскания на заложенное имущество. Поэтому, по общему правилу, основания для передачи имущества в рамках данной процедуры в конкурсную массу отсутствуют. «Вместе с тем, если суд при установлении оснований для длящегося пять лет удержания имущества, исходя из обстоятельств конкретного дела и с учетом того, что в процедуре банкротства нельзя обратить взыскание на удерживаемое имущество, придет к выводу об удержании ретентором имущества сверх должного, он вправе понудить ответчика возвратить имущество в конкурсную массу с тем, чтобы оно было реализовано в рамках следующей процедуры. Такое решение, помимо прочего, исключит возможность дальнейшего наращивания убытков, связанных с хранением имущества, а также предоставит должнику возможность возобновить пользование автомотрисой для извлечения прибыли», – подчеркнул Суд.

При этом, отметил ВС, в целях предотвращения отчуждения должником вещи третьим лицам и потери кредитором обеспечения передача вещи в конкурсную массу может быть осуществлена только при условии внесения в реестр уведомлений о залоге движимого имущества соответствующей записи (п. 1 ст. 6, п. 4 ст. 339.1 ГК), а также с последующим признанием за требованиями кредитора в деле о банкротстве залогового статуса.

В комментарии «АГ» юрист Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Екатерина Хазова положительно оценила выводы Верховного Суда, поскольку они носят комплексный характер – соблюдают баланс интересов должника, отдельного кредитора и всех иных включившихся в реестр кредиторов лиц. Кроме того, позиция Суда обоснованна с экономической точки зрения. «Суд справедливо резюмировал, что удержание вещи не может способствовать получению кредитором денежных средств от должника в одной из процедур банкротства, так как должник именно из-за отсутствия денежных средств и оказался в положении банкрота. В свою очередь, передача удерживаемого имущества в конкурсную массу (учитывая статистику вариантов окончания наблюдения, Суд обоснованно предполагает последующее признание должника банкротом), особенно в случае, указанном в определении ВС, может обеспечить получение должником дохода, направляемого на удовлетворение требований кредиторов», – посчитала юрист.

При этом Екатерина Хазова отметила, что позиция ВС РФ не ухудшает положение удерживающего вещь кредитора. По ее мнению, сохранение привилегий, создаваемых ситуацией с удержанием вещи, поспособствует признанию удерживающего вещь кредитора залоговым, то есть трансформации одного вида обеспечения обязательства в другой, более эффективный в ситуации банкротства должника.

Юрист указала, что картотека арбитражных дел содержит немного актов, анализирующих те же обстоятельства, что и определение ВС, так как сама по себе ситуация с долгосрочным удержанием вещи банкрота встречается нечасто. Обычно кредиторы как можно скорее пытаются обратить взыскание на удерживаемую вещь, не дожидаясь признания должника банкротом, что ведет к запрету на обращение взыскания. Екатерина Хазова добавила, что в постановлении Арбитражного суда Московского округа от 11 октября 2016 г. № Ф05-13874/2016 по делу № А40-157662/2015 уже сделан вывод о необходимости получения удерживающим вещь кредитором статуса залогового кредитора в деле о банкротстве должника.

Управляющий партнер АБ «Юшин и партнеры» Анатолий Юшин посчитал, что позиция Верховного Суда в наибольшей степени соответствует духу и букве законодательства о банкротстве. «Действительно, сам смысл процедуры банкротства предусматривает иммунитет на действия по взысканию имущества и денежных средств в том числе, как правильно указал ВС, и в отношении залогового имущества», – отметил адвокат.

Анатолий Юшин также добавил, что подобные споры встречаются нечасто, однако до данного определения ВС практика была абсолютно различной. При этом адвокат подчеркнул, что не считает, что требуется внесение каких-либо специальных изменений в Закон о банкротстве, поскольку данные ВС разъяснения вполне достаточны для формирования единообразной практики нижестоящими судами.

Как поступить, если арендатор оставил имущество?

Бизнесмены, у которых основной вид деятельности связан со сдачей в аренду недвижимости, нередко сталкиваются с ситуацией, когда у арендатора возникают финансовые сложности и он не в силах оплачивать арендную плату. Поговорим о том, как коммерсанту в этом случае лучше себя вести, и постараемся дать несколько советов, позволяющих снизить риски для арендодателя от обращения оставленного арендатором имущества в свою пользу.

Читайте также:
ПФР Республика Башкортостан, Балтачевский район, с. Старобалтачево, Кооперативная ул., 35: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

С ситуацией, когда арендаторы оказываются не в состоянии оплатить аренду, знаком практически каждый арендодатель. В кризис таких ситуаций становится еще больше, причем многие из них связаны с прекращением деятельности арендатора. Рассмотрим данную ситуацию с практической точки зрения и постараемся дать несколько советов, позволяющих снизить риски для ­арендодателя от обращения оставленного арендатором имущества в свою пользу.

Возникающие по поводу оставленного арендатором имущества правоотношения можно рассматривать с нескольких позиций. В том случае, если у арендатора остались неисполненные обязательства, мы можем говорить о возможности удержания имущества (§ 4 гл. 23 ГК РФ). Вещи арендатора, оставленные в арендованном помещении, могут рассматриваться как брошенные (ст. 226 ГК РФ). Кроме того, действия арендодателя с имуществом арендатора можно квалифицировать и с точки зрения действия в чужом интересе без поручения (гл. 50 ГК РФ). Разберем ­каждое из этих оснований подробно.

Арендатор прекратил платить за аренду

Разберем типичную для наших дней ситуацию, когда арендатор прекращает платить за аренду. На первом этапе стороны попытаются решить данный вопрос в ходе переговоров, возможно, арендатору будет предоставлена отсрочка или рассрочка по платежу, сделана временная скидка. Если ситуация не выправится, арендодатель будет стремиться прекратить данный договор. Как правило, для такого случая арендодатели предусматривают возможность односторонкнего отказа от своих обязательств, вытекающих из договора аренды, при длительных либо ­многократных нарушениях срока выплаты арендной платы.

Если же такая возможность арендодателем не предусмотрена, он оказывается в достаточно сложном положении, поскольку любые его действия в отношении помещения в данном случае будут нарушать законодательство, которое защищает интересы арендатора даже против собственника, передавшего ему имущество в аренду. Фактически у арендодателя в этой ситуации остается только два пути – обращаться в суд с требованием о расторжении договора аренды либо ждать окончания его срока. Причем в отношении краткосрочных договоров, с учетом времени, необходимого на судебные разбирательства, ожидание может стать более предпочтительным вариантом. По крайней мере, можно ­будет ­сэкономить на судебных расходах.

В соответствии с действующим законодательством возврат арендованного имущества предусматривается в том же состоянии, за исключением нормального износа, в котором оно было получено. В отношении недвижимого имущества это подразумевает, как правило, возврат помещений свободными от имущества арендатора. При досрочных расторжениях договоров ситуации, когда помещения арендаторами возвращаются не надлежащим образом, встречаются довольно часто. То есть арендатор отказывается подписывать акт приема-передачи и своевременно не освобождает помещение от своего имущества. В этом случае нарушителем договорных условий выступает уже он. Поскольку с правовой точки зрения право владения и пользования уже вернулось к арендодателю, он вправе фактически вступить во владение собственным имуществом. В большинстве случаев у арендодателя есть второй комплект ключей. То есть с технической точки зрения доступ в помещение трудности не вызывает. С точки зрения надлежащей фиксации своих действий мы рекомендуем проводить вскрытие помещения комиссией с обязательным составлением соответствующего акта. В акте кроме всего прочего фиксируется факт отсутствия либо наличия в помещении имущества бывшего арендатора. После обнаружения данного имущества необходимо создать инвентаризационную комиссию, которая определит, сколько и чего было оставлено. Все это необходимо для принятия решения, что делать с данным имуществом дальше. Как мы уже отметили выше, в зависимости от фактических обстоятельств арендодатель определяет, вправе ли он удерживать имущество арендатора до момента исполнения им обязательств, должен ли расценивать имущество как брошенное либо в интересах арендатора может реализовать имущество для погашения обязательств по договору аренды или передать имущество на хранение третьим лицам.

Удерживаем имущество

В соответствии со ст. 359 ГК РФ при неисполнении должником в срок требования об оплате арендодатель вправе удерживать вещи до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Таким образом, право на удержание можно разделить на общегражданское и специальное (предпринимательское). Общегражданское – право удерживать неоплаченную вещь. Например, химчистка вправе не возвращать клиенту принадлежащее ему пальто до момента оплаты услуг, указанных в договоре. Специальное (предпринимательское) право удержания более широкое. Так, если между арендатором и арендодателем кроме договора аренды заключен еще и договор поставки, арендодатель вправе удержать товар, подлежащий передаче арендатору, до момента оплаты аренды.

Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что, после того как эта вещь поступила в его владение, права на нее приобретены третьим лицом. То есть продажа всего оставшегося в офисе имущества в данном случае не может помочь арендатору вызволить ­принадлежащее ему имущество.

Для законного удержания необходимо исполнение трех условий:

  1. имущество должно оказаться у кредитора (в нашем случае это арендодатель) на законных основаниях;
  2. у должника (в нашем случае это арендатор) должны быть просроченные договорные обязательства перед кредитором;
  3. имущество на момент начала удержания должно принадлежать арендатору.

Арендатор, не реализовав свое право на вывоз принадлежащих ему вещей в пределах срока договора, бездействием выразил свою волю. Поэтому можно говорить о том, что переход вещей от одного лица к другому в данном случае происходит без нарушения действующего законодательства. Однако для этого должны соблюдаться два условия. Во-первых, договор аренды должен быть уже прекращен (по истечении срока или расторгнут), во-вторых, арендодатель не должен был чинить препятствия к вывозу имущества во время действия договора. В противном случае действия арендодателя будут признаны неправомерными. Неправомерность же удержания автоматически влечет за собой необходимость возмещения убытков. Это подтверждает и судебная практика (например, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.10.2012 по делу № А74-3263/2011).

Отметим, что недобросовестный арендатор может в данной ситуации пойти на злоупотребление, например, заключив задним числом договор аренды или ответственного хранения на оставленное в арендованном помещении имущество.

Удержание по своей природе является защитной мерой, к которой прибегает арендодатель, чтобы снизить риски неисполнения обязательств со стороны должника и обезопасить себя от возможных убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязательств. Сроки, в течение которых арендодатель может удерживать имущество должника, законом не определены. Однако коммерсант-арендодатель должен понимать, что удержание – достаточно своеобразный и далекий от идеала способ получить от арендатора надлежащее исполнение обязательств. Прежде всего проблема в том, что удерживать имеет смысл только то, что представляет интерес для арендатора. Если стоимость имущества заведомо ниже размера долга либо имущество хотя и сопоставимо по стоимости с размерами долга, но обладает низкой ликвидностью и не является жизненно необходимым для дальнейшей деятельности, у арендатора нет экономического интереса для его выкупа. А следовательно, арендодатель рискует получить на руки имущество, требующее расходов на его содержание, и судебный процесс против арендатора с неясным в отношении ­итогового взыскания результатом.

Читайте также:
Как защитить от угона автомобиль? 6 эффективных способов и рекомендации юриста

Передаем на хранение третьим лицам

Удерживаемое имущество, как правило, хранится у арендодателя, хотя действующее законодательство не запрещает передать его на ответственное хранение третьим лицам. Причем на практике сам факт хранения не исключает возможности использования имущества по его прямому назначению. В совокупности с отсутствием временных границ удержания это может привести к тому, что имущество будет находиться в фактическом владении неопределенно долгий срок. Более того, даже если арендатор вспомнит о данном имуществе впоследствии, взыскать какие-либо убытки он вряд ли сможет. Такой позиции придерживаются и судьи (например, постановление ФАС Дальневосточного округа от 10.06.2013 № Ф03-2102/2013 по делу № А73-11952/2012).

Продаем

Точнее, пытаемся продать. Поскольку в этом случае сталкиваемся с базовой проблемой удержания. Эта проблема, на наш взгляд, кроется в громоздком, сложном и достаточно дорогом способе возмещения убытков за счет удерживаемого имущества. В соответствии со ст. 360 ГК РФ требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Обращение взыскания на заложенное имущество – достаточно трудоемкий процесс. Он возможен в судебном и внесудебном порядке. Однако удовлетворение требований залогодержателя за счет заложенного имущества без обращения в суд (во внесудебном порядке) допускается только на основании соглашения залогодателя с залогодержателем. Такое соглашение может быть заключено отдельно либо включено в договор залога. Заключение соглашения подразумевает определение предмета соглашения, то есть перечня имущества, на которое обращается внесудебное взыскание. Поэтому возможность включения в договор аренды соглашения о внесудебном обращении взыскания на удерживаемое имущество является спорной. По сути это означает, что на практике без согласия арендатора арендодатель, удерживающий имущество, не имеет оперативной возможности ни обратить его в свою пользу, ни продать третьим лицами. Для этого необходимо соблюдение довольно громоздкой процедуры, состоящей из двух этапов. Во-первых, обращение в суд, во-вторых, организация продажи с публичных торгов. Все это требует времени и дополнительных финансовых затрат. Кроме того, если арендатор начнет оказывать активное противодействие, то есть участвовать в судебных заседаниях, оспаривать оценку и использовать иные права, предоставленные ему действующим законодательством, процесс может значительно затянуться. Однако даже если это не происходит, и собственник никак не проявляет интерес к судьбе удерживаемого имущества, в наиболее распространенных случаях (когда в помещении остается офисная мебель или остатки неликвидных товаров) данная процедура элементарно нерентабельна. В результате процессуальные затраты будут больше той суммы, которую можно получить от реализации ­имущества арендатора.

В отношении удержания можно сделать основной вывод: удержание вещи арендатора правоприменительной практикой сводится лишь к стимуляции должника, побуждению его к выкупу своей вещи у кредитора. Для этого должен иметься экономический интерес должника в ­обладании именно этой вещью, в противном случае удержание теряет смысл.

Брошенные вещи

Удержание вещей, которое мы рассмотрели выше, с позиции арендодателя – не самый оптимальный вариант действий. Данный способ эффективен, если арендатор активно идет на контакт и заинтересован как в выполнении своих обязательств, так и в судьбе удерживаемого имущества. А если этого нет? Возможно, тогда более эффективной политикой будет признание оставленных в помещении вещей брошенными? На первый взгляд, так и есть. С одной стороны, в большинстве случаев стоимость оставшегося в помещении имущества не так уж велика, то есть в суд идти не требуется. Вместе с тем и полезность его для арендодателя весьма сомнительна. Кроме того, «брошенность» подразумевает полный отказ арендатора от оставленных вещей. Это может быть выражено в отсутствии реакции на неоднократные запросы и письма, а может быть и прямо написано в ответе арендатора. Во всех случаях, если арендатор проявит свою заинтересованность, результат может быть только один – имущество надо будет вернуть. В частности, такая позиция отражена и в постановлении Восьмого арбитражного апелляционного суда от 07.09.2010 по делу № А46-1314/2010. Таким образом, обращение оставленного арендатором в собственность арендодателя имущества как брошенного имеет определенные сложности. Прежде всего, в определении статуса вещей. На наш взгляд, снять часть вопросов можно, включив в договор ­соответствующее положение, как показано в Примере 1.

«6.17. Арендодатель вправе рассматривать оставленное в помещении после истечения срока аренды имущество Арендатора как брошенное, если Арендатор ­своевременно не сообщит о наличии своего интереса к этому имуществу».

Действия в чужом интересе

Данное правовое обоснование действий арендодателя с находящимся в арендованном помещении имуществом арендатора с точки зрения правовой логики имеет определенные пробелы. Арендодатель не является представителем, не выполняет поручение, не заключал с арендатором ни договора комиссии, ни агентского договора. Действия арендодателя с оставленным имуществом арендатора при определенных обстоятельствах могут быть отнесены к действиям в чужом интересе без поручения. Однако в этом случае имеется ряд особенностей, часть из которых отсутствует в рассматриваемой нами правовой конструкции. Так, в данном случае предполагается наличие законных интересов у лица, в пользу которого совершаются действия. Однако арендодатель действует в условиях неопределенности. При «пропавшем» арендаторе арендодатель не может однозначно определить ни его намерения, ни наличие у него какого-либо интереса в отношении оставленного в помещении имущества, ни действительных, ни вероятных его намерений. Можно только предполагать, что арендатор как собственник имеет интерес к ­сохранению своего ­имущества.

Данную неопределенность стороны могут частично снять, включив в договор аренды соответствующее согласованное условие. Его можно сформулировать так, как показано в Примере 2.

Читайте также:
Что делать если выселяют из квартиры/комнаты? Как законно защититься от выселения.

«5.2.9. В отношении любых товаров или иного имущества Арендатора и / или любых отделимых улучшений, которые не вывозятся Арендатором по истечении Срока Аренды и в нарушение п. 5.2.8 настоящего Договора, – Арендодатель вправе удалить их из помещения и хранить самостоятельно либо передать третьим лицам.

Все расходы, понесенные Арендодателем в ходе такого удаления и хранения, подлежат возмещению Арендатором».

Основной проблемой в данном случае, как и с удержанием, является предположение о наличии интереса арендатора к оставленному им имуществу. Если такого интереса нет, то результат будет такой же, как и при удержании имущества – дополнительные расходы арендодателя без внятных перспектив их возмещения.

Для минимизации рисков в этом случае можно предусмотреть в договоре вариант с реализацией оставленного имущества. При этом в случае наличия задолженности арендатора арендодатель удерживает денежные средства в счет погашения обязательств из полученных средств. ­Оставшаяся часть передается арендатору.

Как лучше поступить?

У многих коммерсантов-арендодателей возникает вопрос: «Как же лучше поступить, если арендатор пропал и бросил свое имущество?». Данный вопрос приходится слышать достаточно часто. Итак, опираясь на сложившуюся практику, мы можем рекомендовать арендодателю включать в договоры положения, определяющие оставленное арендатором имущество как брошенное. В частности, предусмотрев в договоре аренды положение, которое приведено в Примере 3.

«6.17. Арендатор обязан в сроки, определенные настоящим договором, вывезти принадлежащее ему имущество. Все имущество, оставленное Арендатором в помещении, после истечения срока для его вывоза считается брошенным Арендатором, если он заблаговременно не сообщил Арендодателю о наличии собственного интереса в данном имуществе. Арендодатель вправе, руководствуясь нормами ­действующего законодательства, определить судьбу имущества, брошенного ­Арендатором».

В случаях с пропавшими арендаторами именно данное положение поможет избежать большей части вопросов, которые возникают в ­подобных ситуациях.

Как и когда не надо истребовать имущество из чужого владения

В сентябре этого года у нас было очень интересное, на мой взгляд, дело.

Дело немного запутанное, постоянно содержит отсылки к другому делу, в рамках которого был спор фактически с теми же сторонами по тем же основаниям. Постараюсь не растекаться по древу и описать кратко

Фабула:

Истец, сперва, истребовал вернуть оборудование из чужого незаконного пользования, затем трансформировал требования по взысканию неосновательного обогащения (в силу невозможности вернуть оборудование в натуре, очевидно).

Большая часть позиции Истца строилась на несогласии со вступившим в законную судебным актом (прошел до второй кассации) по другому делу (далее – «первое решение», «первое дело»), которым уже была установлена часть оборудования и взыскана его стоимость.

Наличие иного оборудования не было подтверждено ни экспертизой по первому делу, ни документами Истца об их приобретении и установке на объект.

Истец считал, что передал оборудования больше, чем было установлено в первом решении, а значит Ответчики ему должны бОльшую сумму. Ответчиками он выбрал две компании Заказчика и Генподрядчика, с которого по первоначальному иску и взыскал часть денег за оборудование.

С Генподрядчика истец требовал неосновательное обогащение, возникшее в результате вступления в силу решения суда по другому делу, полагая, что решением был незаконно взыскан аванс с Истца (ответчик по первому делу) в котором (авансе), по мнению истца «зашита» и стоимость переданного, но не выявленного в рамках дела оборудования. Требование позже трансформировалось во взыскание «дохода, полученного в результате передачи оборудования в составе работ Заказчику».

Заказчика же истец привлек, считая, что оборудование изначально выбыло из собственности Истца против его воли, а значит, есть основания для применения положений ст. 302 ГК РФ. Потом, правда, передумал и решил, что справедливым будет применить положения ст. 1102 – 1105 и тоже взыскать неосновательное обогащение.

По ходу рассмотрения дела (с 2016 по 2018) Истец еще неоднократно уточнялся и менял требования, была проведена экспертиза, которая установила, что да, есть часть не выявленного в первом деле оборудования, которое было передано генеральному подрядчику, а на другую часть все также не нашлось ни документов, ни свидетельств того, что оборудование установлено на объекте, несмотря на то, что Истец ссылался на «опросные листы» согласно которым оборудование «должно было быть установлено на объекте».

Что важно, оборудование, выявленное в новом деле, было предано тем же актом, который был предметом исследования в первом деле.

По итогам рассмотрения требование к генподрядчику было оставлено без рассмотрения (он уже был в банкротстве на момент подачи иска, а требование не было текущим), требования к заказчику оставлено без удовлетворения по целому ряду как материальных, так и процессуальных причин, о которых ниже.

Что нам удалось доказать суду

1. Преюдиция в арбитраже работает нормально и суды не стесняются об этом писать.

В нашем случае суд даже пошел чуть дальше и озвучил такую позицию (апелляция).

«Преюдициальность предусматривает не только отсутствие необходимости повторно доказывать установленные в судебном акте факты, но и запрет на их опровержение».

Что получается? Неважно что ты пытаешься доказать, если документ был исследован судом и есть решение, то пересматривать ни документ, ни «обстоятельства вокруг него» уже нельзя.

В нашем случае, есть и акт, который зафиксировал передачу оборудования и эскпертизы. Первая экспертиза по первому дела, которая установила объем и стоимость оборудования, вторая экспертиза, которая установила дополнительный объем оборудования.

Суды исходят их такой мысли, что вторую экспертизу необходимо рассматривать исключительно в качестве доказательства того, что все оборудование, переданное субподрядчиком генподрядчику по акту от 23.01.2014, в настоящее время смонтировано, установлено на объекте… То есть, документа, который подтверждает первый, но не создает дополнительной обязанности по оплате, так как ни в пером деле ни во втором истец не подтвердил документально приобретение оборудования, а у нас имелись сведения о покупке тождественного оборудования Заказчиком на этот же объект.

2. Пересматривать вступившее в законную силу решение суда путем подачи нового иска нельзя.

Во-первых, это некрасиво. Во-вторых, незаконно.

Мы (ответчик и третье лицо) и в первой инстанции и во второй настаивали, что силу положений абз. 2 пункта 3 статьи 41 АПК РФ лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Читайте также:
Пенсионный фонд в Торбееве - адрес, телефон, режим работы отделения

В соответствии со статьей 9 АПК РФ лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий. Суд не может в нарушение принципа состязательности арбитражного процесса исполнять бремя доказывания по делу за сторону, занявшую пассивную позицию или неверно выбравшую средства доказывания, а перекладывание собственных ошибок на суд не является добросовестным поведением стороны, которая фактические пытается пересмотреть вступившее в законную силу решение суда путем подачи нового иска.

Суды нашу позицию подтвердили, указав на то, что подача такого иска по существу направлена на преодоление обстоятельств, установленных по первому делу.

3. В ситуации, когда акт о приемке-передаче оборудования подписан после расторжения договора значимым для относимости Акта к договору и определения времени доставки оборудования на объект является не дата подписания акта, а момент когда оборудование фактически было поставлено на объект и смонтировано.

Суды прямо отмечают, что «указание заявителя на прекращение договора не принимается с учетом вывода о том, что оборудование уже находилось на объекте в целях монтажа, но документально данный факт был оформлен только 23.01.2014 в связи с прекращением действия договора».

Смысл в том, что Истец пытался ссылаться на «внедоговорную» передачу оборудования и тем самым обосновать незаконность использования и неосновательное обогащение, что нами в позициях, а судами в решении было воспринято критически. Тут важен и момент добросовестного поведения стороны и подтверждения наступившего факта своими дальнейшими действиями. Суды прямо не указали, но в общем и целом это похоже на применение принципа эстоппеля.

4. Виндикация составных частей единого электросетевого комплексаневозможна.

То есть отсутствуют правовые основания для применения виндикации, согласно которым имущество может быть истребовано из чужого незаконного владения, если оно существует в натуре, а также, если есть возможность его индивидуализировать и идентифицировать.

Созданные в результате нового строительства объекты электросетевого комплекса являются по своей правовой природе сложной вещью, в состав которой может входить как движимое, так и недвижимое имущество, предполагающее использование по общему назначению, и рассматриваемое как одна вещь.

То есть виндикация ни с технической, ни с правовой точки зрения не возможна и остается только неосновательное обогащение.

5. Доказательством фактической поставки оборудования на объект, а так же его принадлежность стороне могут служить документы, свидетельствующие о покупке данного оборудования у третьих лиц, его доставки на объект и передачи контрагенту.

И в первом и во втором деле, даже учитывая проведенную по второму делу экспертизу, где эксперт идентифицировал часть оборудования, которое не нашли в первом деле, Истец не смог подтвердить принадлежность и стоимость этого «найденного» оборудования, что, как было сказано выше, является важным моментом для идентификации и индивидуализации.

Суды указали: «в нарушение ст.65 АПК РФ сведения о стоимости оборудования, отраженного в позициях 10 и 11 акта истцом не были представлены, возможность его идентификации у эксперта ввиду отсутствия первичной документации о приобретении оборудования отсутствовала.

Поскольку первичная документация о приобретении оборудования в позициях No 10, No 11 акта от 23.01.2014 субподрядчиком не была представлена, в иске АО «ДЭРС» к ООО «ТрансКомСтрой» о взыскании стоимости этого оборудования было отказано»

6. Передача оборудования в рамках выполнения работ и оказания услуг по договору не является выбытием имущества помимо воли собственника. Получение Заказчиком оборудования от генподрядчика в рамках выполнения последним договора подряда является законным основанием приобретения оборудования.

«Неосновательность» приобретения оборудования Истец обосновывал не правовыми методами, а несогласием со вступившим в законную силу судебным актом по первому делу, считая возврат неотработанного аванса незаконным генеральному подрядчику.

Логика была такая – в первом деле суд взыскал с них неотработанных аванс, а с нас стоимость части переданного оборудования, которое было обнаружено экспертом. Истец с решением был не согласен, считал что оборудования передал больше, но доказать этого никак не мог. При этом, в первом деле истец исчерпал все возможности обжалования и везде ему было отказано.

Убеждение истца, что решение по первому делу вынесено незаконно и сумма, взысканная с него должна быть уменьшена на стоимость фактически переданного оборудования, и послужило основанием для подачи нового иска. Хотя о зачете Истец в первом деле не заявлял.

Неосновательное обогащение, по мнению Истца, возникло у генерального подрядчика в момент вступления в законную силу решения суда по первому делу, мол тем самым суд «установил», что оборудование выбыло из собственности Истца против его воли, хотя, суд и по первому делу установил диаметрально противоположное.

Позиция наша была такова – передача Оборудования во исполнение обязательств Истца по договору за рамки выполнения договора не выходит. А Заказчик не может являться ответчиком по настоящему делу, так как является добросовестным приобретателем имущества, выбывшего из собственности Истца добровольно, на законных (договор Подряда) основаниях.

Суды данную позицию поддержали.

Истец постановление апелляции по делу не обжаловал, с самостоятельным требованием в дело о банкротстве генерального подрядчика не обращался, но пытался пересмотреть первое решение по вновь открывшимся обстоятельствам, ссылаясь на заключение экспертизы по второму делу. Суды первой и второй инстанций не усмотрели оснований для пересмотра, заявление истца вернули.

Тут тоже логично, на момент подачи заявления о пересмотре первого дела, решение по второму еще не вступило в законную силу, то есть новых обстоятельств не было.

То, что эксперты по второму делу ИДЕНТИФИЦИРОВАЛИ оборудование, которое не смогли в первом, правого значения не имеет, так как факт того, что оборудование в принципе было поставлено был установлен еще в первом деле и никто с этим не спорил, да и истец не мог не знать об этом в момент рассмотрения первого дела, а значит отсутствуют и основания для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Я не спорю, что будь истец чуть прозорливей, может у него и получилось бы что-то. Например, если бы генеральный подрядчик не был в банкротстве, то можно было бы продавить линию по неосновательному обогащению. Но требования к Заказчику были явно необоснованны, и невозможны с правовой точки зрения.

Читайте также:
Договор аренды нежилого помещения без регистрации: сроки заключения, возможные последствия и недействительность документа, а также

Порядок истребования имущества из чужого незаконного владения

В юридической практике достаточно часто встречаются ситуации, когда имуществом, которое находится в собственности одного владельца, используется другими лицами без каких-либо законных оснований. Это может быть связано с похищением материальных ценностей, мошенничеством и другими незаконными действиями.

Однако закон защищает настоящего владельца – существует процедура истребование имущества собственником из чужого незаконного владения , которая позволяет вернуть материальные ценности хозяину. В данной статье мы разберемся, как на практике происходит возврат имущества из чужого незаконного владения , что для этого потребуются и какие нюансы данного процесса.

Ситуации незаконного владения чужим имуществом

Согласно Гражданскому кодексу (ст. 301-302), существует ряд ситуаций, в которых считается, что речь идет о незаконном владении имуществом. Среди них:

  • у собственника принадлежащее ему имущество было похищено – сюда входит целый ряд ситуаций, от кражи до различных махинаций, конечным результатом которых стал переход материальных ценностей от владельца третьим лицам, не имеющим на него формальных прав;
  • собственником имущество было утеряно, а после этого его присвоено третьими лицами без согласия владельца. При утере имущества права на него у изначального собственника остаются, а значит, владение другими лицами будет незаконным;
  • права на имущество были утрачены собственником против его воли – здесь речь идет о различных мошеннических схемах, обмане, шантаже, запугивании, когда владельца материальных ценностей заставляют подписать невыгодные для себя соглашения, передавая имущество мошенникам. Чаще всего эта ситуация касается недвижимости, хотя может применять и в отношении других материальных ценностей.

Также существует несколько обстоятельств, которые позволяют однозначно трактовать ту или иную ситуацию как незаконное владение:

  • владелец имеет все необходимые доказательства того, что спорное имущество находится в его собственности. Например, в случае недвижимости — это выписка из ЕГРП;
  • имущество выбыло из собственности владельца помимо его воли – вследствие похищения, утраты, обмана, мошеннических действий;
  • на момент рассмотрения дела спорное имущество находится во владении того, кто не имеет на это законных прав.

Стоит отметить, что подобные процессы иногда усложнены тем, что после незаконной сделки (переход имущества от владельцев мошенникам) следует несколько вполне легальных (по крайней мере, на первый взгляд), и проследить всю цепочку достаточно сложно. Тем не менее, если будет доказано, что материальные ценности были отчуждены не по закону, владелец имеет право на истребование имущества из чужого незаконного владения и признание всех последующих сделок с ним недействительными.

Порядок истребования имущества из чужого незаконного владения

Для законного владельца единственный способ добиться защиты своих интересов и восстановить утраченное право собственности – это обращение в суд. Подобные иски называют виндикационными, и они в юридической практике очень распространены. Порядок действий в такой ситуации следующий:

  1. Подготовка искового заявления и передача его в суд. Если спор возник между физическими лицами, иск подаётся в районный суд по месту нахождения спорного имущества (если это недвижимость) или по месту регистрации ответчика. Если речь идет о споре между юрлицами, обращаться нужно в арбитражный суд. В тексте иска, кроме стандартных сведений об истце и ответчике, подробно описываются обстоятельства, в которых контроль над спорным имуществом был потерян, приводятся доказательства того, что именно вы являетесь законным собственником, а также указывается требование – вернуть спорное имущество законному владельцу. К иску прикладываются документы, которые могут подтвердить позицию истца – например, правоустанавливающие документы, выписки из реестров и т.д.
  2. Рассмотрение дела в суде. На слушаниях истец или его представитель озвучивают изложенные ранее в исковом заявлении факты и подтверждают выдвинутые требования. Усилия должны быть направлены на то, чтобы убедить судью, что здесь имеет место незаконное владение имуществом. В случае, если это удастся, будет принято решение о возврате спорных материальных ценностей настоящему владельцу. В противном случае можно попытаться обжаловать вердикт в апелляционном порядке.

Следует упомянуть также о сроках, в течение которых можно восстановить свое право на собственность. Согласно закону, сроки истребования имущества из чужого незаконного владения составляют 3 года, причем отсчет ведется не с момента незаконного перехода имущества от одного владельца другому, а с того времени, когда законный собственник обнаружил нарушение своих прав.

Подготовка и ведение виндикационного процесса – задача очень непростая, с которой мало кто сможет справиться без опыта и знаний. Потому рекомендуется воспользоваться услугами адвоката по разрешению споров . Специалист такого профиля поможет правильно составить иск, подготовить документальные доказательства и будет представлять ваши интересы в суде, позволяя добиться желаемого результата в кратчайшие сроки. Также юрист поможет в непосредственном исполнении решения суда.

Последствия истребования имущества из чужого незаконного владения

Если решение суда вынесено в пользу законного владельца, оно обязывает вернуть ему все спорное имущество. Также, если с имуществом проводились дальнейшие сделки (перепродажа, сдача в аренду, дарение и т.д.), все они признаются недействительными и расторгаются. Иногда возможны определенные сложности: например, если речь идет о недвижимости, незаконный владелец может успеть прописать туда людей, и прежде, чем квартира вернется хозяину, их всех нужно выселить. Если ответчик отказывается исполнять решение суда, стоит обратиться в исполнительную службу с целью открытия соответствующего производства и принудительных действий по реализации судебного вердикта.

Если имущество незаконно отчуждается у владельца, закон позволяет собственнику защитить свои права и истребовать материальные ценности у нарушителя. Делается это исключительно через суд с помощью виндикационного иска. Поскольку подобные процессы бывают сложными и долгими в рассмотрении, рекомендуется воспользоваться помощью адвоката .

Получите правовой экспресс–анализ вашего вопроса! Опишите вашу ситуацию в форме ниже, приложите документы и в течение 30 минут наши юристы подготовят ответ и свяжутся с Вами.

Незаконный захват чужой собственности — нужно ли искать защиту?

Незаконный захват чужой собственности — нужно ли искать защиту?

Рейдерство, или незаконный захват чужой собственности, как явление достигло в России небывалых размахов: по оценкам экспертов, ежегодно в нашей стране происходит до 70 тысяч рейдерских захватов. Причем сейчас защита от захвата требуется не только крупным корпорациям, но и небольшим фирмам — в этом и есть особенность современного рейдерства.

Читайте также:
Справка БК для госслужащих: как заполнить форму правильно

Если раньше бизнес захватывался типично криминальными способами (шантаж, угроза, насилие, захват заложников, подделка документов и т.д.), то в настоящее время рейдеры в подавляющем большинстве случаев используют внешне законные способы, например, искусственное создание или покупку кредитной задолженности организации-«жертвы», внесение изменений в учредительные документы и незаконное приобретение долей в уставном капитале, выпуск фиктивных долговых обязательств и векселей. Для последующей легализации действий по захвату бизнеса привлекается штат квалифицированных юристов и адвокатов, которые используют средства гражданского судопроизводства и в качестве представителей получают необходимые судебные решения. Кроме того, рейдерство может производиться при «поддержке» силовых структур — ОМОНа, полиции и т.д.

В отличие от цивилизованного бизнеса, где слияние и поглощение предприятий как формы реорганизации основаны на взаимном согласии и равноправии сторон, а добрая воля лица, передающего бизнес или его часть явно выражена и не подвержена сомнению, в случае рейдерства захват активов происходит вопреки воле его предыдущих собственников. Учредители лишаются своей собственности и имущественных прав, терпят большие убытки и теряют источник дохода, а рейдеры, в свою очередь, практически за бесценок либо за сумму, на несколько порядков ниже рыночной, получают готовый бизнес.

Негативно рейдерство сказывается и на экономической ситуации, поскольку оно устраняет конкуренцию — неотъемлемую составляющую рыночной экономики, приводит к разорению среднего и малого бизнеса, потере рабочих мест.

Рейдерский захват — статья Уголовного кодекса РФ

Рейдерство в УК РФ как преступление не закреплено в отдельной статье, но более 10 различных статьей предусматривают ответственность за те или иные действия по незаконному захвату собственности. Наиболее распространённой статьей, которая применяется на практике при квалификации действий рейдеров, это статья 159 УК РФ (мошенничество); сама диспозиция данной статьи, предусматривающая ответственность за хищение чужого имущества путём обмана или злоупотребления доверием, полностью охватывает действия злоумышленников по захвату чужого бизнеса. Помимо указанной статьи действия рейдеров нередко квалифицируются по следующим статьям УК РФ (по совокупности со статьёй ст. 159 или отдельно от неё):

  • 179 УК РФ, если рейдер принуждает владельца организации заключить сделку по отчуждению имущества под угрозой насилия;
  • 170.1 – в случаях, когда в регистрирующий орган представляются заведомо ложные данные в целях внесения недостоверных сведений в ЕГРЮЛ, реестр ценных бумаг или систему депозитарной учета;
  • 170 – в отношении должностных лиц, регистрирующих заведомо незаконные сделки, искажающих сведения ЕГРЮЛ и государственного кадастра;
  • 173.1 и 173.2 – при использовании в процессе захвата фирм-однодневок и подставных лиц;
  • 183 – при незаконном получении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну;
  • 185.5 – фальсификация решения общего собрания или совета директоров общества;
  • 186 – в части изготовления и сбыта ценных бумаг;
  • 196 и 197 – преднамеренное и фиктивное банкротство;
  • 303 – фальсификация доказательств, – при представлении в суд в целях получения неправосудного акта поддельных документов;
  • 327 – подделка документов;
  • ч. 3 ст. 299 – незаконное возбуждение уголовного дела в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности.

Приведённый перечень является неполным, в зависимости от конкретных обстоятельств дела и используемых схем органы следствия могут квалифицировать действия рейдеров и их соучастников, совершающих в процессе захвата собственности сопутствующие общественно опасные деяния, по иным статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за налоговые и иные преступления в сфере экономической деятельности, преступления против собственности и должностные преступления, преступления против правосудия, а также против жизни и здоровья граждан.

Депутаты и сенаторы Федерального собрания РФ неоднократно предлагали включить в УК РФ статью 159.7 УК РФ, предусматривающую ответственность непосредственно за рейдерский захват, причем наказание предлагалось сделать суровым — до 20 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Представляется, что в связи с распространенностью данного деяния и его повышенной общественной опасностью, такие предложения вполне обоснованы; как мы отметили выше, имеющаяся редакция диспозиции статьи 159 УК РФ полностью охватывает действия правонарушителей по захвату чужой собственности, в связи с чем нет необходимости введения в кодекс отдельной статьи, предусматривающей ответственность за рейдерство.
Между тем санкция части 4 ст. 159 УК РФ, по которой и привлекаются к отвественности рейдеры, предусматривает максимальное наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет, относя эти преступления к категории тяжких. Введение отдельной части в ст. 159 УК РФ в отношении рейдеров позволило бы выделить это деяние в качестве вида мошенничества, предусмотрев повышенную ответственность за совершение подобных деяний с отнесением их к категории особо тяжких преступлений. Все это способствовало бы сохранению стройности системы уголовного законодательства, облегчило бы практическое применение статьи в данной части, а также способствовало бы более полной реализации превентивной функции уголовного закона.

В случае введения в закон новой части ст. 159 УК РФ, вполне логично было бы отнести расследование уголовных дел данной категории к подследственности следователей Следственного комитета РФ, к которой отнесена основная масса преступлений в сфере экономической деятельности; это, на наш взгляд, положительным образом сказалось бы как на качестве расследования, так и на исключении споров о подсудности и соблюдении сроков при проведении проверок сообщений о фактах рейдерских захватов.

Защита от рейдерства — как обезопасить свою компанию?

В глобальном понимании рейдерство неистребимо, пока будут существовать пробелы в законодательстве, взяточничество и коррупция. Но любой фирме под силу снизить риск «попадания в руки» рейдеров. Для этого следует придерживаться следующих правил:

  • полномочия в доверенности на любого сотрудника должны быть строго ограничены на решение узкого круга задач;
  • передача активов и отчуждение собственности могут быть прерогативой совета директоров, а не менеджеров;
  • процесс сбыта (передачи) третьим лицам долей в уставном капитале общества, недвижимого имущества, основных средств должен быть строго регламентирован отдельным внутренним нормативным документом общества с определением основополагающих положений в уставных документах;
  • к выбору сотрудников, особенно топ-менеджеров, бухгалтеров, материально-ответственных и доверенных лиц стоит отнестись внимательно — лучше проверять их личности через службы безопасности или специальные агентства;
  • акционерный капитал стоит по возможности максимально консолидировать в одних руках; при наличии множества акционеров необходимо реализовать систему мер по предотвращению скупки определённого количества (дающего право решающего голоса) акций сторонними лицами без ведома учредителей (основных акционеров);
  • в устав следует быть введено правило о преимущественном праве покупки долей или акций, недвижимого имущества, основных средств, внутренних (внутрихолдинговых) векселей и иных долговых обязательств соответственно участниками (учредителями) и юридическими лицами, входящими в холдинг или группу предприятий;
  • номинальных лиц в управлении компанией нужно избегать;
  • в фирме должна действовать отлаженная система защиты информации;
  • в организации необходима отдельная регламентация и строгий учёт действий по выпуску векселей и иных долговых обязательств;
  • необходимы регламентация и строгий учёт всех действий по изготовлению, хранению и использованию печатей и штампов, используемых организацией в своей деятельности;
  • необходима регламентация и строгий учёт взаимоотношений между руководителями и сотрудниками, входящими в административный аппарат общества, с внедрением практики «служебных записок» хотя бы в отношении тех действий или процессов, которые могут повлечь образование задолженности, реализацию долей в капитале общества, недвижимого имущества и основных средств;
  • следует избегать сосредоточение функций по реализации основных активов общества и распоряжению крупными суммами денежных средств в руках одного лица, не являющегося основным или единственным собственником общества; при удалении собственников бизнеса от управления обществом необходима регламентация в уставных документах процедуры истребования их согласия на осуществление значимых сделок;
  • необходимо поручить юристу или юридическому отделу не реже чем раз в месяц проверять базы ГАС «Правосудие» и иные базы судов на предмет наличия в производстве судов дел с участием либо в отношении общества;
  • желательно закрепление в уставных документах общества принципа, согласно которому все действия по реализации долей в уставном капитале, недвижимого имущества и основных средств осуществляются конкретным нотариусом или нотариусами определенных нотариальных округов;
  • вся деятельность фирмы должна осуществляться в строгом соответствии с действующим законодательством.
Читайте также:
Пенсионный фонд в Касимове - адрес, телефон, режим работы отделения

Штатному юристу, никогда не сталкивавшемуся с захватом чужой собственности, трудно оценить все риски и снизить их. В случаях, когда организация подвергается рейдерскому захвату, пострадавшие лица оказываются перед лицом целого ряда проблем: правоохранительные органы отказываются возбуждать уголовные дела;

  • проверки по заявлениям о преступлении проводятся сотрудниками подразделений ЭБиПК МВД РФ формально и с нарушением процессуальных сроков;
  • материалы проверок пересылаются из одного территориального подразделения в другое, из органов полиции в органы СКР в связи со спором о подследственности;
  • не редко в возбуждении уголовного дела отказывается со ссылкой на наличие корпоративного спора и гражданского правонарушения.

Большое распространение в последние годы получил не предусмотренный законом термин «технический отказ», – оперативные сотрудники, не успевая принять закончить проверку в предусмотренный УПК РФ максимальный 30-дневный срок, выносят необоснованные постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в расчете на отмену постановления прокуратурой с получением дополнительного месяца для проведения дополнительной проверки.

Например

Средний срок рассмотрения сообщения об экономическом преступлении сотрудниками ОЭБиПК УВД по ЦАО г. Москвы с момента подачи заявления о совершении преступления и до вынесения следователем постановления о возбуждении уголовного дела составил в 2017 году более 6 месяцев.

В подавляющем большинстве случаев оперативные сотрудники не виноваты в сложившейся ситуации и честно и добросовестно исполняют свои служебные обязанности, не успевая провести проверку в силу загруженности, занятости в иных делах, а также в силу специфики подобных дел, по которым необходимо проведение целого ряда оперативно-розыскных мероприятий, применение специальных познаний, проведение экспертиз и исследований. Да и сами злоумышленники никак не способствуют проведению проверки, уклоняются от явок для дачи объяснений, не представляют истребованные документы и т.п.

За столь длительное время, которое проходит с момента подачи заявления о совершении преступления и до принятия постановления о возбуждении уголовного дела, виновные лица успевают легализовать похищенное имущество, используя институт «добросовестного приобретательство» и средства гражданского судопроизводства, уничтожить доказательства и совершить иные действия, результаты которых впоследствии необратимым образом препятствуют производству по делу и его направлению в суд.

Поэтому, если вы не хотите потерять свой бизнес и заработанное имущество, заручитесь поддержкой уголовного адвоката, специализирующегося на защите бизнеса от экономических преступлений, который проведет аудит вашей фирмы и определит ее наиболее уязвимые места. Если механизм захвата уже запущен, адвокат не допустит передачи ваших активов в чужие руки и сделает все возможное, чтобы спасти фирму и привлечь виновных лиц к ответственности.

Какие статьи УК РФ регулируют незаконное присвоение чужого имущества

Незаконное удержание чужого имущества статья УК РФ

Длительное невозвращение предмета, принадлежащего другому человеку, рассматривается как незаконное удержание чужого имущества статья УК РФ. Квалифицирующая это деяние статья, не предусмотрена кодексом. Поэтому законодатель предлагает два варианта рассмотрения и квалификации указанного правонарушения по уголовному законодательству: ст. 160 УК РФ «Присвоение» и ст. 330 «Самоуправство». В обоих случаях санкции нарушителю не избежать.

Незаконное удержание чужого имущества – статья и ответственность

Деньги

Для начала нужно разобраться, что такое незаконное удержание чужого имущества – это нелегальное присвоение предметов или вещей, принадлежащих одному владельцу, другим человеком. Примером самовольного удержания собственности является нежелание покидать арендатором квартиры, по которой закончился договор аренды.

Законодатель не предусмотрел конкретной нормы за указанное правонарушение, но предлагает несколько вариантов карательных мероприятий за преступление:

УК РФ

  • ст. 160 «Присвоение». В этой статье указано, что если гражданин незаконно присвоил вещи или предмет, принадлежащий на праве собственности другому человеку, то это и есть присвоение;
  • ст. 330 «Самоуправство». Эта норма применяется, когда совершены действия, которые противоречат законодательству. Эти действия совершаются своевольно, не спрашивая ни у кого разрешения.

Какую норму вменить, решает следователь. Председательствующий вправе переквалифицировать преступление, если сочтёт, что по вменённой норме недостаточно доказательств.

Незаконное удержание чужой собственности – преступление затяжного характера. Ответственность наступает тогда, когда вещь или предмет находится в пользовании не собственника в течение определённого времени. Это время не установлено законодателем, но принято его отсчитывать с момента обращения потерпевшего в органы правосудия.

Чаще за подобные правонарушения вменяется штраф, но председательствующий вправе назначить более серьёзное наказание – исправительные работы или лишение свободы.

Если совершено преступление, квалифицируемое по ст. 160 УК РФ, то законодатель предусматривает следующие виды наказания:

  • штраф в размере 120 тысяч рублей;
  • работы обязательного характера. Максимальный объём работ составляет 240 часов;
  • исправительные работы длительностью полгода;
  • лишение свободы сроком на 2 года.
Читайте также:
Может ли суд назначить обвиняемому 2 года лишения свободы и штраф?

Строгость наказания определяется уголовным законодательством в зависимости от квалификации преступления.

Если имеются отягощающие обстоятельства, то вменяется более тяжкое наказание.

Такими обстоятельствами считаются:

  • совершение преступления группой лиц по сговору;
  • причинение ущерба на сумму более 2500 рублей;
  • присвоение движимости или недвижимости с помощью служебного положения. Причём если ущерб был причинён на сумму от 250 000 и выше;
  • противоправное деяние осуществлено группой лиц, ущерб от преступления составляет 1 000 000 рублей и выше.

Указанные обстоятельства только усугубляют положение обвиняемого.

Если же преступление квалифицируется как самоуправство, то применяются следующие санкции:

  • штраф;
  • работы обязательного характера;
  • работы исправительного характера;
  • принудительные работы;
  • тюремное заключение.

Вид санкции определяется председательствующим согласно степени наказания.

Любое противоправное деяние квалифицируется согласно установленному законодательству и за нарушение установленных норм законодатель предусмотрел обязательное наказание.

Как вернуть имущество

Суд

Судебная практика говорит, что нарушителю не избежать наказания за присвоение или самоуправство. Не имеет значения, кто выступает как истец – подрядчик или арендодатель. Если совершённое действие неправомерное, то председательствующий рассмотрит иск и вернёт собственность легальному владельцу.

Чтобы вернуть недвижимость или движимость, нужно обратиться к консультанту, который поможет составить иск. Образец заявления всегда имеется у защитника под рукой. Важно точно предоставить информацию защитнику, чтобы тот мог правильно выстроить верную линию защиты.

Для начала необходимо обратиться в органы правопорядка: в полицию и написать заявление о незаконном удержании имущества. Полицейские обязаны принять заявление и помочь потерпевшему.

Чаще подобные дела решаются посредством направления гражданского иска в суд. Иск направляется в суд по месту жительства лица, которого обвиняют в совершении противоправного деяния. После подачи иска рекомендовано оплатить госпошлину, размер которой определяется стоимостью требуемой собственности.

Чтобы получить квитанцию для оплаты пошлины, стоит обратиться в суд. Квитанция нужна для предоставления реквизитов при оплате государственной пошлины. Чек-ордер прилагается к заявлению потерпевшей стороны и направляется к председательствующему.

Чтобы суд был на стороне потерпевшего, необходимо предъявить доказательства, подтверждающие права собственности:

  • розовое свидетельство, подтверждающие права собственности на недвижимость;
  • паспорт транспортного средства для автомобилей и другого транспорта;
  • дарственная и другие бумаги.

Если есть указанные бумаги, суд вынесет постановление вернуть собственнику незаконно присвоенное имущество и заплатить штраф либо назначит работы.

Важно верно составить исковое заявление и указать правдивые сведения относительно незаконно присвоенного или удержанного имущества. В противном случае при предоставлении ложных сведений или ложного обвинения подлежит наказанию потерпевшая сторона.

Наручники

Если преступление из уголовного переквалифицировано в административное, то КоАП предусматривает следующие виды санкций:

  1. Предупреждение.
  2. Штраф в объёме от 100 до 500 рублей.

Указанные санкции иногда применяются совместно. Это зависит от решения судьи.

Кто является субъектами административной ответственности

Субъектами административной ответственности выступают лица, достигшие возраста 16 лет. Если они не в состоянии оплатить вменённый им штраф за совершённое деяние, то его оплачивают в пользу государства законные представители или опекуны несовершеннолетнего правонарушителя.

КоАП, как и УК РФ не содержит нормы, которая напрямую бы касалась удержанного имущества. Поэтому подобное правонарушение квалифицируется по разным статьям. К ним относитсямелкое хищение (ст. 7.27) или самоуправство (ст. 19.1). Каждая из указанных норм содержит санкцию.

В зависимости от степени наказания карательные мероприятия применяются в совокупности.

После применения карательных мероприятий обвиняемый обязан исполнить предписанное судом и вернуть похищенное или удержанное имущество в целости и сохранности.

Как избежать обвинения в незаконном удержании чужого имущества

При эксплуатации не принадлежащего по праву собственности имущества необходимо заранее сделать следующее:

Ручка

  1. Заранее обговорить с собственником нюансы пользования в присутствии надёжного свидетеля, готового при необходимости в суде подтвердить условия соглашения.
  2. Составить двухсторонний договор, в котором указаны права, обязанности, сроки оплаты и пользования имуществом (если это договор между арендатором и арендодателем или заказчиком и подрядчиком) и другие моменты.
  3. Подписать составленный договор.
  4. Оставить друг другу альтернативные способы связи для экстренного случая.

Перечисленные этапы сделки обязательны, это поможет сохранить отношения между сторонами.

Составленный договор необязательно заверять нотариально, так как подобные сделки можно приравнять к бытовым.Если самостоятельно не получается или нет возможности составить договор, стоит обратиться к юристу.

Консультант поможет грамотно составить соглашение и укажет на пропущенные моменты. Единственный минус – платная услуга. Если нет желания платить юристу, то стоит попытаться самостоятельно составить договор. Образец договора стоит найти в интернете и распечатать в двух экземплярах, заранее вписав неуказанные тонкости сделки.

Договор, предмет которого носит имущественный характер, необходим ещё и в том случае, если об услуге просит малознакомый человек. Подобная перестраховка убережёт от судебных тяжб и позволит сохранить отношения между людьми после оказания услуги.

Забрать и не вернуть: Пленум Верховного суда дал разъяснения по конфискации имущества

Забрать и не вернуть: Пленум Верховного суда дал разъяснения по конфискации имущества

Будет ли взятка конфискована в пользу государства? А если она передавалась под контролем правоохранительных органов? Какое имущество можно забирать вне зависимости от состава преступления? Пленум Верховного суда сегодня обсудил новое постановление, в котором дал ответы на эти и многие другие вопросы о конфискации имущества.

В 2003 году конфискация имущества перестала быть наказанием по уголовным делам и стала принудительной мерой уголовно-правового характера. Согласно действующей редакции Уголовного кодекса, конфискация имущества “есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства”. Алексей Карлин, зампред Алтайского краевого суда, отметил, что судебная практика по вопросам конфискации складывалась “не всегда однозначно”. “Проект имеет большое значение как для правоприменителей, так и для всего общества в целом”, – заявил он. С актуальностью проблемы согласились и другие выступавшие, в том числе и Леонид Коржинек, заместитель генерального прокурора.

Что подлежит конфискации?

Пленум Верховного суда разъяснил, что орудия преступления, принадлежащие обвиняемому, могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых законом не ограничен. При этом суды при разрешении вопроса о конфискации имущества обязательно должны установить его собственника. Имущество, находящееся на территории иностранного государства, может быть конфисковано судом при рассмотрении уголовного дела на основании международного договора.

Читайте также:
Оплата штрафов ГИБДД без комиссии, через интернет, на официальном сайте

При этом такое имущество подлежит конфискации и не может быть возвращено владельцу, если он участвовал в совершении преступления. Например, его нельзя вернуть владельцу предметов контрабанды, который участвовал в их незаконном перемещении. А если речь идет о взятке, то она не может быть возвращена взяткодателю или лицу, совершившему коммерческий подкуп, даже если он способствовал раскрытию преступления и был освобожден от уголовной ответственности.

Вместе с тем, если передача взятки происходила с ведома и под контролем правоохранительных органов, имущество “взяткодателя” должно быть возвращено ему. Это указание, по мнению Андрея Гривцова из Адвокатского бюро “ЗКС”, является наиболее значимым из всех данных Пленумом разъяснений, поскольку “периодически у судов возникали вопросы, связанные с попыткой обратить данные деньги в доход государства”.

Один из пунктов постановления напоминает о “дифференцированном подходе” в отношении конфискации, рассказал судья Верховного суда Юрий Ситников. Так, деньги можно конфисковать только по преступлениям террористической или экстремистской направленности. А конфискация орудий, оборудования или иных средств совершения преступлений, напротив, применяется по всем преступлениям без ограничений.

Пленум Верховного суда подчеркивает, что основной задачей конфискации имущества является возмещение вреда потерпевшему от преступления. В связи с этим, если конфисковать определенный предмет не представляется возможным в связи с его использованием, продажей или по каким-либо иным причинам, то в целях выполнения требований ст. 104.2 УК может быть назначена судебная экспертиза для определения стоимости такого предмета.

Арест с последующей конфискацией

В целях обеспечения возможной конфискации суд может наложить арест на имущество, находящееся не только у подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, но и у неопределенного круга лиц, если есть достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий либо предназначалось для экстремистской или террористической деятельности.

По мнению Дмитрия Данилова из “Забейда и партнеры”, это положение является “очень спорным”. По его словам, Конституционный суд в двух своих постановлениях особо отмечал, что наложение ареста на имущество не может быть произвольным и должно быть обусловлено предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности. “С моей точки зрения, такую причастность владельца арестованного имущества установить достаточно сложно, если личность подозреваемого или обвиняемого не установлена, за исключением, конечно, случаев, когда по передвижению похищенных безналичных денежных средств можно обнаружить их получателя – например, какую-нибудь техническую организацию”, – поясняет юрист.

Подобное предложение Пленума ВС создает определенную почву для злоупотреблений стороны обвинения, учитывая как формально она чаще всего подходит к мотивировке необходимости наложения ареста на имущество третьих лиц, не обладающих статусом подозреваемого или обвиняемого.

Арест на имущество неопределенного круга лиц может быть наложен и в тех случаях, когда по возбужденному уголовному делу личность подозреваемого или обвиняемого не установлена. Арест может быть наложен также на имущество, находящееся на территории иностранного государства.

Отражение на бумаге

Резолютивная часть решения об аресте имущества в целях возможной конфискации должна содержать указание на конкретные ограничения прав собственности, а также срок действия ареста на имущество, определяемый с учетом установленного по уголовному делу срока предварительного расследования и времени, необходимого для передачи уголовного дела в суд. Этот срок может быть впоследствии продлен. Мотивировочная же часть постановления должна объяснять, почему суд избрал конкретное ограничение либо ограничение права собственности.

Решение о конфискации может быть принято судом как при постановлении обвинительного приговора, так и в случае прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

В мотивировочной части обвинительного приговора суды должны приводить доказательства того, что имущество, подлежащее конфискации, получено в результате совершения преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования для террористического или экстремистского преступления.

В апелляции обвинительный приговор, определение или постановление суда первой инстанции в части конфискации имущества могут быть отменены или изменены в сторону ухудшения положения осужденного не иначе как по представлению прокурора или по жалобам иных участников процесса со стороны обвинения. Отмена или изменение судебных решений в части конфискации имущества с поворотом к худшему в суде кассационной инстанции производится в течение года с момента вступления решения в законную силу.

Ожидания от проекта

По мнению Гривцова, предлагаемые рекомендации Пленума ВС не вносят каких-либо глобальных новшеств в институт конфискации – они лишь чуть более подробно разъясняют существующие в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве нормы. “К сожалению, не нашел я в постановлении разъяснений по вопросам непосредственного доказывания принадлежности имущества, подлежащего конфискации, осужденному или иным лицам, у которых оно может быть конфисковано в силу закона”, – поделился он впечатлениями от разъяснений ВС.

Именно объем доказательств, базовые принципы их оценки по моим наблюдениям у судей-правоприменителей вызывает наибольшие затруднения, влекущие за собой судебные ошибки. Полагаю, Верховному Суду давно пора обратить внимание на этот вопрос не только применительно к проблеме конфискации, но и при рассмотрении уголовных дел в целом.

В остальном же постановление Пленума не вызывает у меня серьезных нареканий. Как правило, ВС вообще в своих разъяснительных документах использует взвешенную и разумную риторику.

По мнению Данилова, конфискация как мера уголовно-правового характера имеет ряд препятствий для использования на практике – например, конфискация имущества в соответствии с Уголовным кодексом возможна только на основании обвинительного приговора. Поэтому он не уверен, что предложенные Пленумом разъяснения изменят существующую практику применения этого института.

Противоположную точку зрения высказал Карлин. Он считает, что принятие постановления Пленума “послужит основанием для единообразного применения и понимания конфискации и создаст надежные гарантии для граждан, чье имущество может быть конфисковано”. Замгенпрокурора Коржинек отметил, что “предложенный проект достоин одобрения”, а замминистра юстиции Юрий Любимов подчеркнул: у его ведомства не возникло “концепутальных вопросов” по тексту документа.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: